Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

40

а теперь только соизмеримым с прежним.

    И может быть, поэтому ему непонятно было и  раздражало  волнение  Олега Геннадьевича, и почему-то  не  хотелось  видеть  его  влажные  на  затылке светлые волосы, уже тронутые нитями седины,  его  красную  подбритую  шею, видеть его суетливые рывки полнеющими покатыми плечами и  этот  испуганный взгляд в сторону Алексея при скрежете скоростей.

    "Неужели это так важно... то,  что  он  делает?  -  подумал  Никита.  - Неужели это так ему нужно?"

    - Руль! - вдруг сказал Алексей и наклонился, выровнял руль одной рукой. - Не кидай его, черт возьми, как автомат! Ты не в атаку идешь. Выбери одно направление и не виляй. Спокойно.

    - Да, да, Алеша, - сконфуженно пробормотал Олег Геннадьевич.  -  Я  так буду. Все время забываю. Ты командуй, Алеша.

    Алексей сказал:

    - Попробуй без команд. - И, помолчав, усмехнулся. - Знаешь, Олег, что я вспомнил? Ночную атаку немцев на "Красном Октябре". Вспомнил вот, не  знаю почему. Ты со взводом стоял справа от  меня.  В  стыке  с  ротой  капитана Сероштана.

    - Разве? - спросил Олег  Геннадьевич,  не  отрывая  внимания  от  жарко блещущего под солнцем ветрового стекла. - Ты говоришь, капитана Сероштана?

    - Да, мы занимали оборону  на  границе  с  цехом  номер  четыре.  Возле баррикад из металлолома. Немцы пошли ночью. Холод был, замерзала смазка на автоматах. Мы услышали, как они запутались в проволоке, и закричали. Тогда была почти рукопашная. Помнишь?

    - Да, вспоминаю... Кажется, перед Новым годом. А, Алеша?

    - Ну вот. А после ты пришел с флягой спирта. У какого-то убитого  немца взял. Прекрасный был спирт! По-моему, авиационный.

    - Я? С флягой спирта? - восторженно изумился Олег Геннадьевич. - Взял у какого-то убитого немца?

    - Помнишь, сидели в блиндаже, пили спирт, а  ты  еще  о  какой-то  Тане говорил, однокласснице, что ли. Она  писала  тебе.  Забыл  тебя  спросить, Олег. Давно хотел... Твою жену Таней зовут?

    Машина затормозила в разгоряченном, со всех сторон дышащем отработанным бензином железном стаде, нетерпеливо и густо  скопившемся  перед  огромным перекрестком, залитым солнцем. Ожидая зеленый свет, вибрировали,  работали вокруг на холостом  ходу  моторы,  и  Никита,  выпрямившись  после  толчка вперед,  с  непониманием  увидел    испуганное,    оторопелое    лицо    Олега Геннадьевича, услышал его внезапно рассерженный голос:

    - Опять я резко нажал, по-идиотски! Прости, пожалуйста, Алеша... Я  как расплавленный, хоть выжимай.

    По его щеке скатывались  струйки  пота;  Алексей  по-прежнему  спокойно сказал:

    - С нами сидела санинструктор Зоя. А ты уже пьяный был, говорил об этой Тане, а Зоя тебя успокаивала, терла тебе уши и смеялась. Это ты,  кажется, о ней сказал: "Колокольчик из медсанбата"?

    Олег Геннадьевич в утомлении облокотился на руль, потер седеющие виски, точно в эту минуту усиленно напрягая  память,  чтобы  вспомнить,  повторил нащупывающим тоном.

    - Зоя, Зоя... Ах да, Зоя! - Он, вспомнив, засмеялся. - Зоя  с  немецким "вальтером".  Кажется,  ты  ей  пистолет  трофейный  подарил.  Синеглазая, тоненькая! В тебя была без ума влюблена. Да, колокольчик, помню,  как  же, Алеша! Ты же ведь был командиром  роты.  Сначала  она  бегала

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту