Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

37

белизне незагорелой кожи  на  его  груди,  видной  в  расстегнутом  вороте рубашки.

    - Не буду мешать, - глухо сказал  Никита.  -  Наверное,  я  приехал  не вовремя.

    Алексей пошевелился, его смуглое в зеленом полусумраке  лицо  приобрело незнакомое выражение, и, будто преодолевая боль, он снизу вверх  посмотрел на Никиту.

    - Хочешь, поедем в Крым, брат? Через две недели сядем в машину, баранку в руки, шоссе, ветер - и пошел. Только отщелкивает спидометр.  В  Крыму  у меня дочь. Маленькое белоголовое существо. Она ждет. Мы не видели ее  год. Хочешь со мной на неделю в Ялту?

    - Нет, - ответил Никита. - Никуда не поеду. Даже в Ялту.

    - У тебя каникулы, - сказал Алексей. - А я в Крыму обкатываю машину.

    Он сидел неподвижно,  сжимая  пальцами  погасшую  сигарету,  глядел  на Никиту с ожиданием.

    - Скажи, брат, зачем ты приехал в Москву? Мать умерла, и ты  приехал  к родственникам?

    - Я привез письмо матери к Георгию Лаврентьевичу.  Она  написала  перед смертью. И просила передать, - ответил Никита. - Только поэтому.

    - Понятно, - проговорил Алексей и досадливо обернулся к  скрипнувшей  в кухне двери.

    В комнату вошел Валерий, вскинул и  опустил  плечи  с  видом  бессилия, выдохнув, как после бега, воздух, произнес изнеможенно:

    - Дина рассердилась на меня и куда-то ушла. Я виноват. И,  по-моему,  к тебе, Алеша, клиент рвется. Ни к селу ни к городу.  Топчется  на  крыльце. Инженер твой... Что его принесло?

    Алексей ударил кулаком по подлокотнику кресла.

    - Во-первых, у меня нет клиентов, - неприязненно сказал он.  -  У  меня есть в автошколе только ученики. Кто там? Олег? А ну, позови  его,  чертов звонок! Быстро!

    - Представляешь, как он командовал на войне? - развел руками Валерий. - Сплошной металл в голосе! Деваться некуда, все  время  воспитывает!  Есть, товарищ капитан запаса, выполняю приказ.

    - Выполняй, - усмехнулся Алексей. - Старшины на тебя хорошего нет.

    Минуту спустя Валерий ввел  в  комнату  невысокого,  средних  лет,  уже полнеющего человека в добротном сером летнем костюме и, несмотря на  жару, в галстуке. Он вытирал носовым платком пот с залысин,  глядел  на  Алексея виноватыми, улыбающимися глазами, топтался за порогом в замешательстве.

    - Добрый день,  Алексей  Георгиевич,  я  к  вам  на  минуту,  извините, пожалуйста, что домой...

    - Проходи, Олег, и знакомься, - сказал Алексей, пожимая ему руку. - Это мой двоюродный брат Никита. С Валерием  знакомы.  Что  случилось?  Правила утром сдавали? Садись. И докладывай.

    - Все! Катастрофа, Алеша...  Я  засыпался  на  разводке,  представь!  - сказал  инженер  и,  со  вздохом  сев  к  столу,  смущенно  засмеялся.    - Трехсторонний перекресток, машина, трамвай, мотоциклист,  смещенные  пути. Не  пропустил  мотоциклиста,  что-то    напутал    с    трамваем,    нагородил несусветную ерунду. Инспектор, мрачный такой тип, не запомнил его фамилию, глазел на меня, как на идиота. Тогда я ему говорю: "Вы видели  идиота?"  А он: "Кого вы имеете в виду?" - "Себя,  конечно".  И  ушел  с  двойкой.  Не ученик у вас, а идиот, Алексей Георгиевич!

    Он  говорил  это,  обращаясь  к  Алексею  то  на  "вы",  то  на    "ты", стесненно-весело посмеиваясь, но это было явное возбуждение

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту