Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

30

действительности! Голова болит?

    - Вот что. Мне нужно  на  вокзал.  В  справочное  бюро.  Узнать  насчет билета, - проговорил Никита. - Это можно сделать?

    - Не волнуйся, я все беру на себя. И бюро и вокзал. Только не  сегодня. Сегодня я тебе покажу чудо - необыкновенный  уголок  Москвы.  И  заедем  к Алексею. В Ленинграде, надеюсь, у тебя братьев нет?

    - Это что, твоя машина?

    - Хочешь сказать,  что  избалованный  профессорский  сынок  имеет  свою машину? Пошло и банально, как в фельетоне о перевоспитании тунеядца.  Нет, эта  взята  напрокат,  что    может    сделать    каждый    смертный.    Я    за государственную собственность. Я член ВЛКСМ и  против  обогащения.  Теория прибавочной стоимости изучена по источникам, а не по  конспектам.  Садись, братень.

    - Зачем мы должны ехать к Алексею?

    - Он хочет с тобой познакомиться.

    - Мы уже.

    - Что значит "уже"? Никаких "уже". Поехали. Алексей - это Алексей.

    - Что это значит?

    - Садись и не задавай вопросов.

    - Странно!

    Машина стояла в тени тротуара - это была довольно  старая,  заезженная, но еще крепкая "Победа" грязно-стального цвета,  капот  и  крылья  покрыты налетом пыли, левое  крыло  заметно  помято,  наспех  и  грубо  закрашено. Валерий открыл дверцу, влез в машину,  распахнул  дверцу  Никите,  не  без удовольствия откинулся на горячем сиденье, сказал:

    - Два года назад освоил эту механику под идейным руководством Алексея и зауважал себя. Это все-таки неплохо придумано,  Никитушка;  руль,  колеса, педаль газа - все тебя слушается. Это знакомо тебе?

    - Нет.

    - Тогда мне жаль тебя. Хотя жалость, как нас  учили  в  школе,  унижает человека. Откуда цитата?

    - Слушай, почему ты не записываешь за собой остроты? Носил бы  записную книжку...

    - А ты знаешь, твоя ершистость, Никитушка, - это  очень  мне  нравится. Но, по-моему, брат, ты за что-то дуешься на меня? За что?

    - Понимай как хочешь.  А  все-таки  тебе  нужно  было  бы  сниматься  в каком-нибудь фильме - у тебя здорово бы получилось. У тебя способности.

    - Ну уж прости - другим быть не могу. Так уж запрограммирован.

    Они выехали из арбатского переулка, понеслись вдоль бульваров по улице, туго бьющей в открытые окна мягким жаром асфальта, мимо солнечной и густой зелени над  железной  оградой,  мимо  летней  пестроты  тротуаров,  зеркал парикмахерских, мимо кривых изгибов тупиков, странно немноголюдных в  этот раскаленный июльский час,  с  прохладными  тенями  каменных  арок.  Мотор, набирая скорость, ровно гудел, сквозняки, охлаждая лицо,  шевелили  волосы Никиты раздражающе щекотными прикосновениями летевшего в окна ветра.

    "Зачем я все-таки еду? - подумал он. - Я не хочу ехать, но  еду...  Да, это какая-то нерешительность. Что это со мной? Все делаю не то, что  хочу. И тоже идиотски острю, как будто так важно все, что говорит Валерий. Но он наверняка играет  и  почти  не  думает  о  том,  что  говорит.  Почему  он раздражает меня?"

    - Знаешь, что такое бывшая  Большая  Татарская?  -  заговорил  Валерий, зубами вытянув из пачки сигарету. - Никогда  не  слышал?  Замоскворечье  - знаменитая история купечества. Геологи равнодушны к истории?

    Никита не ответил.

    От  узкого,  грохочущего,  визжащего

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту