Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

26

отсель досель!.. Еще добавить?

    - Не кор-ректно горячитесь, -  металлическим  тоном  выговорил  Василий Иванович, опустив веки. - Это уже...

    - Прошу прощения, Василий Иванович, корректно я отказываюсь спорить!

    - Ну что ж, и прекрасно!  Прекрасно.  Я  тоже  ненавижу  это  категорию людей, названных вами. А дальше?..

    "Зачем я здесь сижу, молчу  и  слушаю  все  это?  -  подумал  Никита  с внезапным и ясным осознанием своей ненужности здесь, глядя на колыхающиеся в папиросном дыму лица гостей. - Мама умерла, ее нет, а я  здесь  сижу,  и какой-то юбилей, и какой-то дотошный профессор, и мой брат Валерий..."

    - Диночка! - вдруг позвал Валерий и встал,  улыбаясь  ей,  взъерошил  с решимостью жесткий ежик волос. - Давно мы с  тобой  не  танцевали.  Может, магнитофон крутанем, а? Составим в соседней комнате свою фракцию,  возьмем Никиту...

    Валерий,  подмигнув  Никите,  подошел  к  Дине.  А  она,  не    вставая, неуверенно перевела блестящие глаза на Грекова -  тот,  почему-то  прикрыв лоб ладонью, трясся от беззвучного смеха, -  затем  быстро  посмотрела  на замкнуто-хмурого Алексея и так отрицательно покачала головой,  что  волосы замотались по щекам, сказала своим детским голосом:

    - Нет, нет!

    - Жаль, - проговорил Валерий и подергал галстук, глядя  на  узкоплечего профессора. - Напрасно, Диночка!

    Василий Иванович, плоско сомкнув губы, сидел, выпрямившись над  столом, высокий лоб блестел, как влажная кость, и, невозмутимо-корректный,  желтой рукой пододвинул тарелочку с салатом, покопался в нем вилкой. Но  есть  не стал, произнес с едким сожалением все понявшего человека:

    - Нет, порой надобно во все колокола бить! Иначе  поздно  будет.  -  Он отложил вилку и тяжело блеснул глазами на  молодого  белокурого  человека, как бы особенно предупреждая его. -  Пора  бы  уже  прекратить  разрушение идеалов. Да, пора!

    - Слушайте, коллега! Милый Василий  Иванович!  -  с  яростным  сопением завозился на своем стуле тучный бритоголовый профессор в  расстегнутом  на круглом животе пиджаке и, обращая багровое свое лицо к Василию  Ивановичу, воздел крупные руки, потряс ими в юмористическом ужасе. - Умоляю, коллега, не обобщайте, не  рисуйте  погребальных  картин,  не  надо,  пощадите!  Не набирайте номер пожарной команды!

    - К счастью, как я понял давно, я - оптимист.

    - К счастью? К счастью, вы сказали? Как  вы  сказали?  Хо-хо!  М-да!  К счастью!

    - Это, к сожалению, мое счастье, профессор.

    - Сомневаюсь, весьма сомневаюсь, Василий Иванович!

    - Друзья, друзья! Минуточку внимания... Разрешите прорваться в ваш спор на правах хозяина дома!.. - послышался тотчас умиротворяющий мягкий  тенор Грекова и звон вилки о бокал. - Прошу одну минуточку терпения!

    Беззвучно, как давеча, смеясь, с веселым видом показывая, что не желает никого убеждать, спорить, он поднялся, демонстративно налил себе  в  бокал шампанского и заговорил шутливо:

    -  Смею  надеяться,  что    мое    показательное    действо    было    всеми недвусмысленно понято. Более того, как председатель ученого совета, должен напомнить, что мы, уважаемые коллеги, забываем  о  прямой  и  немаловажной задаче на данный вечер. Мы забыли о наиважнейшей цели нашего внеочередного вечернего

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту