Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

23

- Греков вскочил как-то чересчур возбужденно, суетливо,  и  при  каждом  его возгласе растерянность, даже испуг проступали на белом полном  лице  Ольги Сергеевны.

    - Прошу, проходите, дорогие, занимайте же  места!  Вот,  знакомьтесь... это Алексей. Его милая, как видите, прелестная жена Дина! - громко говорил Греков, простирая к ним руки, пытаясь по-стариковки шутить, и в  этой  его суетливости, в жестах его чувствовался неестественный восторг. -  Садитесь же, садитесь!

    "Это тот Алексей, в комнате которого я живу? - подумал Никита. - Тот, о котором говорил Валерий? Он, кажется, мой двоюродный брат?"

    - Садитесь, родные, обрадовали, обрадовали нас!..

    Темноволосый парень, плотный, в  неловко  сидевшем  на  нем  спортивном костюме, туго распираемом квадратными плечами, с грубовато  загорелым,  до цыганской смуглости лицом, коротко-вежливо  пожал  протянутую  руку  Ольги Сергеевны, мельком глянул на  гостей,  со  сдержанностью  поздоровался  со всеми:

    - Здравствуйте.

    Дина, жена его, тоненькая, длинноногая, взволнованно  и  ярко  сияя  на удлиненном  лице  большими  кошачьими  глазами,  быстро  поцеловала  Ольгу Сергеевну  в  щеку,  тут  же  простучала  каблучками  к  столу  и,  махнув распущенными по плечам волосами, по-родственному чмокнула в висок Грекова, погладившего ее по плечу, прощебетала звучным голоском:

    - Поздравляю! - И с детской улыбкой  закивала  всем.  -  Добрый  вечер, добрый вечер! Валерий, я здесь сяду. Можно, я с вами, Ольга  Сергеевна?  Я хочу с вами, - сказала она полувопросительно, и смущение это сразу прощало ее милую требовательность.

    - Конечно, золотце, конечно! - ответила радушно Ольга  Сергеевна.  -  Я так давно не говорила с тобой.

    - Дело с дамами  решилось,  -  облегченно  вздохнул  Валерий.  -  Прошу прощения, Диночка, не успел. Алеша, ты  не  откажешься,  думаю,  рядом  со мной? Без голосования и дискуссий?

    И, не стесняясь того, что говорит,  подмигнул  намекающе,  подтащил  из угла комнаты свободный стул, усадил Алексея рядом, спросил, что  он  будет пить, не желает ли отведать этого  произведения  искусства  -  лирического паштета, привезенного из "Кулинарии", и Никита расслышал  негромкий  ответ Алексея:

    - Во-первых, не ухаживай за  мной.  Во-вторых,  поставь-ка  лучше  сюда боржом. И все.

    - Познакомьтесь, братцы, - сказал Валерий. - Это  неприлично.  Алексей. Никита.

    Алексей сидел слева от Никиты и после этих слов  взглянул  внимательно, темно-карие глаза слегка прищурились, и он протянул руку, а Никита, ощутив силу его ладони и  словно  бы  жесткость  мозолей  при  пожатии,  подумал: "Отчего у него мозоли? Он боксер? И у него уже седые виски..."

    - Я  тебе  сочувствую,  брат,  -  сказал,  нахмурив  брови,  Алексей  и пододвинул к себе пепельницу. - Знаю, после  чего  ты  приехал.  В  общем, прими мое соболезнование, хотя это вряд ли помогает.

    - Спасибо, - ответил Никита.

    - Что такое? Почему никто не пьет и не ест? -  Ольга  Сергеевна  обвела улыбкой лица гостей. - Мужчины, я обижена! Что это такое?

    - Одну минуту, Оля, - сказал Греков и встал, чуть  порозовев,  постучал вилкой о край рюмки, весь, как и в начале вечера, празднично черно-белый - седая голова, белая  сорочка,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту