Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

22

замечая, заложив одну руку за спинку стула, занят был беседой с Грековым и глубокомысленно взглядывал на свою руку,  на  дымящуюся  папиросу,  плавно поднося ее к пепельнице. Греков с серьезным лицом слушал его -  щеки  были розовы от выпитого вина - в утвердительном наклоне  его  белой  головы,  в терпеливо опущенных веках выражалось почтительное уважение к собеседнику и вместе некая извинительная занятость перед остальными.

    - Валерий! - неожиданно подняв голубые глаза, мягко произнес  Греков  и дружеским нажатием на колено молодого человека попросил у него  извинения. - Кажется, в передней, голубчик, звонок. У меня гости  все.  Встречай  уж, дружок! К тебе, к тебе!..

    - Простите, Василий Иванович, я не договорил... Надеюсь,  вы  не  очень обиделись?

    Валерий удивленно поднял брови на отца,  затем  с  иронически-галантным поклоном встал перед ничего не ответившим ему профессором, отодвинул стул, вышел из комнаты.

    - Так... - произнес Василий Иванович. - Весьма интересно.

    - Вы так уж удивлены? -  спросил  румяный  доцент.  -  Вы  это  впервые слышите?

    Наступило молчание,  будто  что-то  незаметно  нарушилось  после  ухода Валерия, гости рассеянно играли вилками, пожимали плечами или  значительно переглядывались. Василий Иванович как бы в нетерпении сжимал и разжимал на столе сухие пальцы, затем брезгливо оттолкнул  от  себя  недопитую  рюмку, произнес вполголоса:

    - Вот вам студенты! Просто мышление питекантропа.

    - Вы в этом... вполне уверены? -  не  без  невинного  ехидства  выкатил веселые рыжие глаза бритоголовый профессор и огромной волосатой рукой взял бутылку коньяку; и,  посопев,  живо  толкнул  локтем  молчаливо  сидевшего Никиту. - Ну а вы как полагаете на этот счет,  товарищ  студент?  Как  вам точка зрения однокашника?

    - Я?.. - отрывисто спросил Никита, краснея от неожиданности вопроса.  - Да. А что?

    Василий Иванович  вскинул  подбородок,  забарабанил  пальцами  по  краю стола, недоверчиво поинтересовался:

    - А вы, позвольте узнать, из какого института? Что-то я вас в коридорах не видывал.

    - Из Ленинграда.

    - Чудесно.  Значит,  и  там  процветает  подобное?  Совсем  обрадовали, пре-екрасно! - Василий Иванович откинулся на стуле. - Значит, и там?

    - Какое же "подобное"? - сказал Никита, испытывая вдруг  раздражение  и против своей скованности и против профессора, его тяжелого и  самолюбивого взгляда. - Ведь надо знать,  чтобы  утверждать  это.  Почему  вы  говорите "подобное"?..

    - Вот, вот, - шумно засопел бритоголовый, локтем подталкивая Никиту.  - Жмите, жмите. Не стесняйтесь!

    В это время  возникло  какое-то  движение  за  дверью,  оттуда  донесся простуженный  голос  Валерия:  "Проходите,  проходите!"  -    и    затем    в сопровождении его длинной фигуры - без  пиджака,  горло  повязано  бинтом, галстук распущен - в столовую вошли двое запоздалых гостей,  возле  порога остановились с тем беспокойно-привыкающим выражением, какое бывает,  когда входят из потемок на яркий свет.

    - Алешенька! Дина... Ка-акие  же  вы  молодцы,  голубчики!  -  раздался громкий, почти режущий радостью  возглас  Грекова.  -  Нет,  нет!  Нас  не забывает молодежь, не забывает!.. Спасибо, спасибо! Какие же вы молодцы!

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту