Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

20

факультетов,  профессуры, редакций академических  журналов,  про  телеграммы,  горой  наваленные  на тумбочке за спиной Георгия Лаврентьевича.

    Профессор Греков сидел во главе стола между Ольгой Сергеевной, заметной своей  красивой  белой  шеей,  своими    оголенными    полными    руками,    и сдержанно-серьезным  молодым  белокурым  человеком,  одетым  в  безупречно сшитый костюм;  молодой  человек  этот  один  из  первых,  глубокомысленно поиграв в пальцах бокалом, немногословно  произнес  тост  "за  нестареющий талант виновника торжества" и был внимательно выслушан всеми.

    - Кто это? - тихо спросил Никита. - Физик какой-нибудь?

    - Чуть выше. Современный малый и  ловкий  зять,  -  ответил  Валерий  и возвел глаза к потолку. - Уже членкор. Ты посмотри,  Никитушка,  по-моему, наш старик ожидает орден. Доволен, как все юбиляры.

    Никита  бегло    покосился    на    лица    гостей,    раздались    возгласы, аплодисменты: Георгий Лаврентьевич, растроганный, встал, кланяясь  большой седой головой, весь торжественно черно-белый - в вечернем костюме и  белой рубашке с бабочкой под короткой шеей, - обнял  молодого  человека,  и  они расцеловались.

    - Спасибо, спасибо... Мне дорого от талантливой  молодежи.  Спасибо  от всей души.

    Он, взволнованно  покашливая,  усадил  молодого  человека  возле  себя, выказывая незамедлительное желание  поговорить  с  ним,  и  тотчас  Никита заметил: на лицах некоторых гостей, обращенных к этому молодому  человеку, появилось вроде бы ироническое выражение, какое было  во  время  тоста  на лице  Валерия,  а  незнакомый,  тучный,  профессорского  вида  сосед  его, сопевший над тарелкой, крупнолицый, бритоголовый, с салфеткой  на  животе, заговорил игривым баском человека, любящего пошутить:

    - Если переиначить высказывания Менандра, то как это  звучит,  а?  Тот, кого любят боги, делает сокрушительные успехи молодым. Учтите, мой дорогой студент, и делайте зарубки на носу. Юные академики  всегда  претендуют  на окончательное и безапелляционное знание истины. Смотрите  и  учитесь,  как этот молодой человек носит в себе это самосознание истины. А? М-м? Он даже не пьет. Питие разрушает четкую гармонию мироздания.  -  И,  не  дожидаясь ответа,  выпил,  пыхтя,  наклонился  над  тарелкой,  все  более    багровея гладковыбритой головой.

    Шли разговоры.

    - Нет, я  за  науку,  которая  безумна,  но  не  настолько,  чтоб  быть правильной.

    - Какое отношение, позвольте, имеет история к физике?

    -  Вы  говорите:    история,    наука,    правдивое    исследование    жизни человеческого общества? История - помощь и предупреждение потомкам? Где  у нас в исторической науке Нильс Бор? Этот Рембрандт физики.  Где,  ответьте мне!

    -  Позвольте,  позвольте,  коллега!  Во-первых,  не  кивайте    уж    так старательно на Запад, у нас в отечественной науке достаточно и своих  имен и Рембрандтов. Во-вторых, конкретнее...

    - Ах, оставьте, профессор, эти упреки в низкопоклонстве  -  устарело  в шестьдесят втором-то году! Ну хорошо. Где  наш  Андрей  Рублев?  Соловьев? Ключевский даже. Дело не в этом же. Дух современной физики  -  бесконечное обновление.  Возьмите  новейшую  теорию  элементарных    частиц,    свойства вакуума. Разум физиков

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту