Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

19

что  Георгий Лаврентьевич в некотором роде гурман, гастроном.

    - О, это его жена! Не  брякните  вслух:  старик  слишком  серьезен  для подобного юмора.

    -  Да,  после  этих  испытаний  цепь  разрушений  в    физическом    мире началась!..

    - Ну что вы мне, господи боже мой,  одно  и  то  же  талдычите,  именно талдычите! Кто вам сказал? Двадцатый век - это еще и переоценка  ценностей нравственного порядка! И  век  небывалой  ответственности  перед  будущими поколениями.

    - Атомная бомба, профессор?

    - Не только, не только.

    - Ваша статья? В каком журнале? Нет,  я  же  ответил:  я  не  занимаюсь рыбной ловлей. Не занимаюсь. Мне некогда, коллега, удить рыбок. О чем  вы, право? Какие там еще спиннинги? Понятия не имею!

    - Простите, как вы сказали, - наш институт должен  помнить  о  реальной истории? Что значит "реальной"? И что значит "помнить"?

    - Наука, лишенная правды, - вдова. Я это хотел вам напомнить.

    - Но вдова тоже надеется выйти замуж. Не всегда. А все-таки...

    - От этого брака часто не бывает детей.

    - Послушайте, вы опять? При чем тут спиннинги?

    - Минуточку, вы, кажется, погрузили свой  рукав  в  мой  салат.  Ха-ха! Пожалуйста. Вот салфетка, коллега.

    - Натуралисты утверждали, что знают о человеке все, мы должны говорить: когда-нибудь узнаем все! Теория наследственности - второе великое открытие после открытия энергии, а мы эту теорию считали чепухой, лженаукой.

    - ...И академик Волобуев ищет не науку в себе, а себя в науке.

    - Да, да, на каждом квадратном километре будет жить  семья  из  четырех человек. Пятьдесят миллиардов людей заселят землю!

    - Знаете, слушая вас, я вспомнил пресловутого Мальтуса.

    - А вы, профессор, занимаетесь рыбной ловлей? Или и вам спиннинги ни  к чему? Рыбная ловля  -  невеста  на  выданье!  Все  остальное  ни  к  чему, поверьте!

    - Критерий истины - мораль, вы говорите? А что же критерий морали?

    - Истина.

    - Не понимаю. Сколько же  Георгию  Лаврентьевичу  стукнуло?  Шестьдесят пять? Не  круглая  дата.  А,  тридцать  лет  преподавательской  и  научной деятельности! Тогда я хочу сказать тост.

    - Уже говорили. Много говорили. Подождите несколько.

    Звуки смешанного разговора, смех с разных концов стола, все эти обрывки фраз,  серьезных  и  несерьезных  умозаключений,  голоса  гостей  хаотично жужжали, колыхались в столовой. После первых  же  рюмок  потянулись  дымки папирос, задвигались над столом покрасневшие  лица,  стали  расстегиваться пуговицы,  незаметно  распускались  узлы  галстуков,  и    теперь    исчезла натянутость,  заметная  при  съезде    гостей,    при    пожатии    рук,    при пустопорожних вопросах о  здоровье,  о  жаре,  о  детях,  при  необходимых замечаниях о том,  что  Ольга  Сергеевна  и  "наш"  выглядят  великолепно, исчезла  та  обязательность  и    необязательность    ничего    не    значащей вежливости, когда воспитанному человеку надо выказывать  принятое  в  этих случаях внимание.

    Голоса гостей уже возбужденнее, уже громче звучали за  столом,  сначала разговор был общим, как были  вначале  общими  и  тосты,  но  теперь  стол разделился, и все, занятые своими разговорами, казалось, забыли про только что читанные из папок уважительные адреса разных

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту