Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

35

и  затем,  получив отказ, полез по карманам, чему доказательство - разорванная купюра, -  это еще чем-то могло приблизиться к видимости правды, но то, что мог  и  хотел бы объяснить  Никитин,  выглядело  необыденным,  из  ряда  вон  выходящим, ненормальным, а значит, затушевывало истину или являлось неправдой.

    "Ведь сегодня, именно сегодня произошло главное  в  моей  жизни,  и  я, наверное, был счастлив, если это и есть счастье,  и  просто  мне  хотелось быть добрым ко всем на свете и к этим незнакомым парням, которых  случайно встретил..."

    "То есть как это добрым? Конкретнее".

    "Ну, у меня были деньги, а у  них  не  было  сигарет,  и  мне  хотелось угостить их. Да, купить сигарет, посидеть с ними и поговорить".

    "Ночью? С незнакомыми людьми? С какой целью?".

    "Вы понимаете - мне хотелось быть добрым. Со всеми. Разве с вами  этого не бывает?".

    "Мы, гражданин, все должны  быть  добрыми.  Но  по  какой  причине  вам захотелось их угостить? Да какое вам дело до них? Вы  кого-нибудь  из  них знали?"

    "Не знал. Но разве это имеет значение?"

    "Короче говоря, гражданин, вы пьяны были - так шли бы домой спать.  Так ведь нормальные люди поступают".

    "Нормальные - да".

    "А вы что, на учете в психодиспансере?  Может,  у  вас  контузия  после войны?"

    "Пока нет, хотя контузия есть..."

    "Где вы работаете?"

    "Сейчас нигде. Дома. Вернее, снимаю комнату".

    "Как так нигде не работаете? Получаете военную пенсию?"

    "Нет, не получаю. После университета работал в газете, потом  ушел.  На что живу, трудно объяснить. Продал шинель,  сапоги,  офицерский  компас... Что еще? Да, нагрудный знак "Гвардия" обменял на ботинки. Вернее,  подарил его своему однополчанину, у которого два года назад украли  в  поезде  все документы, знаки и ордена вместе с одеждой.  А  он  мне  купил  и  подарил ботинки".

    "Значит, вы проживаете без определенных занятий и без трудовых  средств к существованию? Так надо понимать?"

    "Не совсем так. Средств у меня почти нет. Но я работаю целый день...  с утра и до вечера. И ночью. Часто ночью. Почти всегда  ночью.  У  меня  нет сна. Вы знаете, как работал Достоевский или Бальзак?  А  Толстой,  Флобер, Ренар? Вы читали "Дневники" Ренара?"

    "Стыдно вам! Вы мне зубы не заговаривайте. Мы знаем, кто такой Толстой, разбираемся. Думаете, милиция,  так  здесь  шухры-мухры,  ушами  холодными хлопают. Вон как - Толстого выдвинул. Вопрос ясный и конкретный - так  чем вы занимаетесь? Род занятий?"

    "Чем я занимаюсь? Род занятий? Хорошо, постараюсь ответить. Я с утра до вечера и ночью ищу фразу, нужную фразу и часто не  нахожу...  Но  я  хочу, больше всего в жизни хочу, чтобы люди смеялись, грустили, плакали над моим словом. Подождите, какую  же  глупость  я  вам  говорю!  Я  другое  должен объяснить. Посмотрите, посмотрите же на парня. Как он великолепно лжет! Во имя чего? Он не напоминает вам Иуду Искариота?  Не  напоминает  вам  моего командира орудия Меженина, в которого я стрелял в сорок пятом  году  и  не убил?"

    Этот диалог, проскользнувший в  разгоряченном  мозгу  Никитина,  только померещился ему, как во сне, и, зажимая носовым платком поцарапанную ножом кисть,    он,    сразу    отрезвленный      новой      душной

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту