Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

13

он мгновенно почувствовал  по  ее  молчанию.  Сжимая трубку, он ждал, когда прервется это долгое молчание.

    - Эля, ты меня слышишь?

    - Да, Никита, я в августе уезжаю  в  колхоз.  Весь  наш  курс  посылают куда-то в Ивановскую область. Когда ты приедешь?

    - Скоро, Эля. Я тебя еще застану в Ленинграде.

    - Когда?

    - Не знаю. Но я скоро приеду. Видимо, через несколько дней. - И  Никита незанятой рукой почесал нос. - Знаешь, это все-таки неплохо  -  лежать  на диване и читать "Трех мушкетеров". В этом есть смысл. И,  знаешь,  я  рад, Эля, что в нашем двадцатом веке существует все-таки телефон.

    - Вы говорите три минуты, - сквозь щелчок в трубке вмешался в разговор, прервал их чужой голос. - Заканчивайте.

    - До свидания, Эля, - быстро сказал Никита. - Уже три минуты...

    - До свидания, Никита! До свидания, Никита.

    - До свидания,  Эля.  Я  рад,  что  застал  тебя  дома.  Спасибо  "Трем мушкетерам". До свидания. Я скоро приеду. Скоро.

    Он повесил трубку, вытер пот со лба.

    После этого короткого разговора с Элей, выйдя из темноватого и  гулкого телеграфа на улицу Горького, горячо овеянный парным воздухом  раскаленного асфальта,  зажмурясь  от  острого,  высокого  солнца,  Никита  вздохнул  с чувством внезапного освобождения от чего-то.

    На улице, широкой и людной, все в этот час было оживленно,  шумно,  все было по-июльски жарко и пестро: добела выцветшие над витринами  полотняные тенты; сверкающие стеклами газетные киоски, заваленные журналами;  настежь открытые двери в глубине прохладных кафе, где  перед  зеркальными  стенами люди пили соки  и  ложечками  ели  мороженое;  металлические  автоматы  на тротуарах, бьющие в граненые стаканы струями  газированной  воды;  повсюду короткие платья, обнажающие загорелые  ноги  женщин,  белый  цвет  одежды, потные лица, и везде духота и та  особая,  кажущаяся  праздной  московская толчея, которая говорила о городе большом, шумном, перенаселенном.

    Никита шел в этой толпе мимо переполненных кафе, мимо нависших тентов и подстриженных  лип,  мимо  железных  автоматов,  возле    которых    четверо спортивных молодых людей, весело толкаясь, передавали друг другу стаканы с газированной водой; рыжеволосая девушка  в  узких  брючках  взяла  стакан, кипящий пузырьками, и стеснительно  отпила  глоток,  встретясь  с  Никитой суженными от прямого солнца глазами. И он с какой-то нежностью видел,  как она, не допив,  захлебнулась  и  водой  и  смехом,  скосив  чуть  раскосые монгольские  брови  на  загорелого,  как  будто  только  с  юга,  молодого человека, передразнивающего ее; сделав томный вид, он показывал,  как  она пьет, держа стакан двумя пальцами, оттопырив мизинец.

    -  Оставь,  Володька!  -  притворно  сердясь,  крикнула  девушка.  -  Я захлебнусь. Ты будешь отвечать...

    - Мечтаю о медали "За спасение утопающих", - ответил парень, улыбаясь.

    Были ему приятны эти летние голоса и летние лица, встречный  скользящий мимо витрин водоворот людей,  смешанные  запахи  открытых  парикмахерских, разогретого бензина, веселая, солнечная испещренность тротуара, одежды;  и весь этот разнообразный шум улицы властно вбирал в себя Никиту,  растворяя его в своем ритме; и появилось ощущение, что это давно

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту