Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

8

родительницы, вообразил тебя тютей! Накладка! Ты похож на  юного медведя с флибустьерского брига, пожалуй! Ну, ладно,  обмен  нотами,  мир, давай лапу!

    Он,  улыбаясь,  крепко  стиснул  неохотно  протянутую  руку  Никиты    и бесцеремонно втянул его, шагнувшего  неуклюже  через  порог,  в  маленькую комнату, блещущую, жаркую от натертого паркета, от сплошных, во всю стену, стекол  книжных  полок.  Здесь  было  тесно  от  широкой  тахты,  покрытой полосатым пледом, где грудой валялись  магнитофонные  кассеты,  от  низких кресел возле красного журнального  столика,  на  котором  стоял  раскрытый магнитофон, и было пестро, светло,  даже  ослепительно  от  многочисленных цветных репродукций в простенках, от большого зеркала, вделанного в дверь, от множества стеклянных пепельниц, предупредительно расставленных повсюду. И тут не веяло запахом теплой  пыли,  сухим  ветерком  запустения,  как  в комнате, где поселили Никиту, - все было  протерто,  вычищено,  все  пахло уютной чистотой.

    - Садись, что ли. А, к черту эту хламидомонаду! - весело сказал Валерий и, подтолкнув Никиту к креслу, бросил невыключенный  транзистор  на  тахту среди магнитофонных кассет. - Туповато и дико настраивается.  Трещит,  как обалдевший жених на свадьбе.  Наивно  думал,  что  приобрел  модернягу,  а бессовестно  всучили  в  комиссионке  дубину  времен  Киевской  Руси.    Не транзистор, а летопись. Располагайся, покурим. У тебя какие?

    - "Памир".

    - Самые дешевые? Ясно. Это что, широкий демократизм?  Это  тоже  модно. Предлагаю "Новость", - выщелкивая из пачки сигарету, просипел простуженным горлом Валерий.

    Он стоял перед креслом Никиты, был мускулист,  худощав,  дешевые  брюки обтягивали "дудочками" длинные прямые ноги, цветная рубашка  навыпуск,  на тыльной стороне запястья поблескивали на широком ремешке  плоские  часы  - весь поджарый, гибкий, похожий на баскетболиста.

    - Можно выключить? - сказал Никита, кивнув в сторону транзистора. - Эту летопись...

    - О, удержу нет! Обнаглели!

    Валерий кудахтающе засмеялся, выключил  транзистор  -  воробьиный  крик сразу заполнил тишину - и сел в кресло напротив Никиты,  удобно  и  вольно вытянув ноги, кеды его были в пыли и довольно поношены.

    - Извини за дворницкий хрип, - сказал он, улыбаясь, и оттянул  бинт  на горле. - Ты никогда не болел детскими болезнями?

    - Не помню. А что?

    - Хватил неделю назад колодезной воды  на  Селигере,  и  горло  сказало "пас". Не приходилось бывать в этих русских местах?

    - Нет.

    - Какую обещаешь подарить стране профессию?

    - Геолог, если получится. А в чем дело?

    Валерий округлил рыжие, выгоревшие брови и сипло закашлялся,  заговорил с оттенком удивления:

    - Ладно. У  меня  к  тебе  детективный  вопрос:  ты  где  откопался,  в Ленинграде? Почему я не знал, что ты существуешь?  Просто  археологическая находка!

    - Тоже не знал,  что  существует  такой  остроумный  парень,  -  сказал Никита. - Привет, познакомились.

    - Н-да, нет слов, - пожал плечами  Валерий.  -  Чрезвычайно  интересно. Значит, тебя поселили в комнате Алексея?

    - А кто такой Алексей?

    - Не знаешь? Неужели?

    - Нет.

    - О, черт! Представь, что это твой двоюродный брат. Это тебя радует?  - Валерий

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту