Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

104

Леночка,  мы  тебя  не  забудем...    Леночка, прощай...

    Она не слышала, как" ушли Алешин и Горбачев,  лежала  тихо,  в  тяжелом забытьи, будто погружаясь в теплую воду, с одним желанием, чтобы никто  не прикасался к ней.

    До нее слабо доносились звуки из внешнего  мира:  шаги  в  саду,  шорох шинелей, мимо тенями проходили санитары, перешагивая через нее,  шелестела трава, сухие листья,  слетая  с  яблонь,  невесомо  падали  на  грудь  ее, путались в волосах, и кто-то рядом протяжно,  сквозь  стоны  просил  воды, звал кого-то захлебывающимся шепотом.

    "Кто это стонет? Неужели он не может сдерживать боль? Разве  он  знает, что такое настоящая боль?" - думала она, и  лицо  ее  дергалось,  и  брови дрожали, и, кусая губы, вся сжимаясь, она старалась найти в  своей  памяти то, что было до его смерти, - его голос, его привычку поправлять пистолет, его взгляд, его улыбку.

    Раз открыла глаза.  Голые  ветви  яблонь  уходили  в  низкое,  кипевшее облаками небо, там выгнутыми фиолетовыми полосами сиял  непонятный  мягкий свет, плыл, переливаясь, под холодным осенним солнцем. "Откуда этот  свет? И зачем он? - подумала она. - Зачем все это? И небо, и воздух,  когда  его нет... Зачем все это?.."

    - Ишь ты, солнце разыгралось. Красота какая! Экая тишина в  мире  -  не поверишь! - донесся до нее крутой прокуренный голос, и это земное жестоким толчком вытолкнуло ее из полузабытья, краем сознания  поняла,  о  чем  так красиво говорил этот неизвестный, почему-то окрашенный в серый цвет голос, и, повернув голову, почти с ненавистью  увидела  на  крыльце  дома  седого человека в белом халате, с темными пятнами на рукавах. Прислонясь спиной к косяку двери, он медленно, утомленно курил, глядя в небо над садом.

    Лена отвернулась, как бы защищаясь, приникла  щекой  к  колючему  ворсу шинели и, плача, смотрела на соседние носилки, откуда  все  время  слышала стоны. Молоденький белокурый чех тоскливо бредил, пытаясь сорвать бинты на груди, капельки пота выступили над верхней губой, покрытой детским пушком, чех шептал, точно торопясь куда-то, непонятные отрывистые слова, и  она  с трудом разобрала:

    - Воду... воду...

    Она нащупала фляжку, приподнялась, долго, словно  неумело,  отвинчивала пробку потерявшими жизнь пальцами, а когда, сдерживая рыдания,  прислонила фляжку  к  губам  чеха,  увидела  сквозь  слезы,  как  он,  всхлипывая  от облегчения, глотает воду, прошептала:

    - Боль пройдет, боль пройдет...

    И легла на левую сторону груди, где была тоска, снова прижимаясь  щекой к колючему ворсу, прикусив зубами воротник шинели, чтобы не  закричать  от боли.

    1959

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту