Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

101

И все, что было рядом и позади ее беспомощно сжатой фигуры, стыло  в  полном  и  тревожном  наливе зябкого утра осени. И показалось на миг, точно на этом  кусочке  земли  не было войны, а была просто осень и розовый холодный воздух  без  выстрелов, без гудения танков за высотой.

    В мокрых коридорах аллей  столетних  лип  уже  лежали  красные  полосы, отсвечивали влажные  кучи  листьев,  золотом  горели  уцелевшие  стекла  в особняке, а перед  террасой,  над  безмятежной  утренней  гладью  бассейна поднимался зыбкий пар. Здесь были покой, осенняя  сырость,  запах  обмытых росой листьев, холодная и чистая крепость зари,  -  все  говорило  о  мире вечном, естественном.

    - Лена, я пойду, Лена, я пойду, - глухо повторял Новиков, уже зная, что он сейчас уйдет, но не веря, что она останется здесь одна, в этом  страшно отделившемся от него мире.

    - Сейчас, - окрепшим голосом проговорила Лена. -  Вот  сейчас.  У  тебя рукав порванный... Сейчас... Что это, осколком, пулей?  Не  видел?  Дай  я зашью. Сними... Это одна минута. Я быстро...  -  И,  вздрогнув,  испуганно расширила глаза, посмотрела на высоту. -  Это  за  тобой.  За  тобой...  Я зашью, Дима, а ездовой тебе передаст. Я зашью... Дима. Я зашью...

    Человек бежал по высоте от орудий и,  размахивая  над  головой  руками, кричал что-то, звал оттуда. Частые разрывы, поднявшиеся  по  всей  высоте, задавили его крик; дым оползал по скату, застилая орудия.

    - Это за мной!

    Он не помнил, как снял порванную на локте гимнастерку, как она положила ее рядом под руки себе. Ясно одно помнил,  что  не  в  силах  был  сказать ничего, еще раз прощально поцеловать ее -  этого  невозможно  было  сейчас сделать.

    Он несколько шагов шел от нее спиной вперед, потом повернулся,  побежал по аллее, по хрустящим листьям, морщась, стараясь проглотить горячий комок в горле - и не мог.

    Тот человек,  кричавший  Новикову  от  орудий,  был  младший  лейтенант Алешин. Когда Новиков, задыхаясь, вбежал по скату, он вроде  бы  не  узнал его. Весь потный, с мелово-прозрачным лицом, на котором нестерпимой  синью светились глаза, в грязной и прожженной на полах  шинели,  он,  рванувшись навстречу, закричал надорванным тенором:

    - Прицел разбило! Товарищ капитан! У меня! Двоих ранило! Танки опять на мины нарвались...  Вправо  обходят!  Бронетранспортеры  подошли!  Как  без прицела?  Товарищ  капитан!..  Как  назло,  разбило...  Ну  что  делать?.. Бросился за прицелами Овчинникова, а их раскокошило!

    И, перекосив по-мальчишески лицо, скрипнув зубами, едва не  зарыдал  от бессилия; и, резко мазнув рукавом шинели по глазам, стоял, покачиваясь  на тонких ногах, обтянутых хромовыми сапожками.

    - Через ствол, Витя! Наводи через ствол! Без  прицела!  К  орудию!  Ну, Витенька, давай! - крикнул Новиков и подтолкнул Алешина в плечо. -  Давай, Витя, милый!..

    Автоматные очереди хлестали по высоте, сплетаясь в сеть.

    Он прыжком перескочил через бруствер, за ним  в  дыму  мелькнула  перед глазами прочно стоящая на коленях между станин длинная  фигура  Порохонько со снарядом в руках, мелькнул страшный оскал зубов Ремешкова, лежащего  на бруствере за ручным пулеметом. Стреляя, он крутил головой, тряслась спина, колыхалась

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту