Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

100

нашел ездового и немедленно верхом послал его  найти медсанбат во  что  бы  то  ни  стало.  Потом  они  сели  на  плащ-палатку, расстеленную на груде смоченных росой листьев, зная, что это их  последние минуты.

    Они оба молчали; сюда доносились нарастающие звуки бомбежки, накаленные очереди пулеметов за высотой;  штурмовики,  боком  выворачивая  на  солнце плоскости, повторно заходя  на  круг,  поочередно  снижались  над  парком, наполняя его, сотрясая гулом усыпанные листьями аллеи.

    Новиков задумчиво смотрел на высоту, на видимые сквозь прозрачные  липы недалекие орудия: там оставались солдаты, мимо них он только что пронес на руках Лену, и она покорно обнимала его. Он тогда всем  телом  почувствовал их удивленно-понимающие взгляды, когда сказал Ремешков:  "Выздоравливайте, сестренка, мы вас очень уважали", -  и  когда  Порохонько  добавил:  "Живы будем - побачимось". Никто не имел права осудить его и Лену,  и  никто  не осуждал их, узнав теперь все. И это была доброта, та доброта,  которую  он часто скрывал в себе к Ремешкову, к Порохонько, к людям, которых он любил. Он часто не признавал ничего нарочито ласкового, -  был  слишком  молод  и слишком много видел недоброго на войне, человеческих страданий, отпущенных судьбой его поколению. Он никогда но задумывался, любили ли его солдаты  и за что. И порой был недобр к ним и недобр к  себе:  все,  что  могло  быть прекрасным в мирной человеческой жизни - чистая доброта, любовь, солнце, - он оставлял на после войны, на будущее, которое должно было быть -  и  то, что сейчас он не в силах был найти другого выхода, то  есть  не  отправить Лену в медсанбат, не потерять ее, как будто случайно  найденную,  казалось ему жестокостью, которой не было оправдания. Он знал, что у нее не тяжелое ранение, но понимал также,  что  нельзя  было  задерживать  Лену  даже  на несколько часов возле орудий, - неизвестно было, чем кончится этот бои.

    - Я найду тебя, - твердо сказал Новиков, веря в то, что он говорит. - Я найду тебя во что бы то ни было, чего бы это ни  стоило.  В  госпитале,  в тылу, но я тебя найду. Ты веришь? Ты должна верить,  что  мы  прощаемся  с тобой на время.

    - Нет, - сказала Лена и улыбнулась грустно, потянулась к нему, волосами скользнула по щеке. - Нет, ты меня не найдешь, Дима.

    - Я найду тебя... И я люблю тебя. Я поздно это понял...

    Она с осторожностью  пальцами  погладила  его  брови,  его  лоб,  будто запоминая, и, вдруг клоня лицо, нахмурилась,  уголки  губ,  брови,  нежный овал подбородка  мелко  задрожали,  тонко  дрогнули  ноздри.  Но  тут  же, сдерживая рыдания, сотрясавшие ее плечи, сказала тихо:

    - У тебя еще много будет женщин...

    - Но ты уже есть! Какие женщины, когда есть ты? - заговорил он,  сильно обнимая ее, прощально и горько целуя ее слабо отвечающий рот. - Мне  пора. Ты слышишь? - И легонько потряс ее  за  плечи.  -  Прощай!  Мне  пора.  Ты слышишь? Я тебя найду... Я тебя найду...

    Новиков встал.  Она  смотрела  на  него  как  бы  сквозными  невидящими глазами, безмолвно кусая губы. И он не мог уйти сразу. Ее шея, окаймленная воротом гимнастерки, волосы, погоны на узких плечах, край щеки - все  было неспокойно-розовым в свете сочившейся в парк зари.

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту