Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

98

Ложитесь!  -  снова  возникли  за  спиной умоляющие вскрики Ремешкова. - Пикируют!

    Новикова резко дернули за рукав гимнастерки. Ремешков, весь  засыпанный землей, не в  силах  передохнуть,  сидел  рядом,  вскинув  серое  лицо,  в застывших  от  надвигающейся  опасности    глазах    светилась,    вспыхивала зеркальная точка. А эта точка падала с  неба.  Металлический  рев  оглушил Новикова, пули звеняще прошлись по огневой,  запылили,  зыбко  задвигались брустверы. Низкая тень пронеслась над ними  -  и  хвост  истребителя  стал взмывать над высотой, врезаясь в небо.

    - Не ранило, товарищ капитан? Не ранило? - говорил лихорадочно и  сипло Ремешков, размазывая пот по лицу. - Что  же  вы  так?  Что  же  вы  так?.. Товарищ капитан!..

    Будто не слыша его, Новиков стоял у щита, отчетливо видел, как  впереди мимо занявшихся  дымом  машин  медленно  вползали  в  котловину  танки,  - вытекали они к  берегу  озера.  Самолеты  прикрывали  продвижение  танков. Странно, напряженно дрожали брови Новикова. И Ремешков, который  не  видел эти танки, не мог знать, что чувствовал Новиков, придвинулся ближе к нему, поднял молодое обескровленное лицо, спросил:

    - Худо вам, товарищ капитан? Ранило, а?

    - К орудию! - сквозь зубы подал команду Новиков. -  Заряжай,  Ремешков! Где Порохонько? Заряжай! - И, садясь к прицелу, обернулся:  -  Порохонько, жив?

    Порохонько лежал на спине среди станин, со злым любопытством следил  за разворотом  истребителей,  крепкими  зубами  покусывая  соломину,  смеялся беззвучно, захлебываясь этим жутким, душащим его смехом.

    - Огонь! - скомандовал Новиков.

    Сгущенный дым, закрывая все, как и вчера утром, кипел над  полем  перед высотой.  И  теперь  лишь  по  быстрым  молниям  выстрелов,  по  железному шевелению, реву моторов в дыму Новиков ощупью угадывал  продвижение  левых танков по берегу озера.

    Пронзительный свист истребителей носился над высотой,  пулеметы  пороли воздух, но все это как будто уже не  существовало  для  Новикова.  Нажимая спуск, он чувствовал: горло  жгло  сухой  краской  орудия,  он  заметил  - раскаленный ствол покрылся искристой синевой. Но ни о чем не думал,  кроме того, что, обходя высоту, шли танки, пытаясь прорваться в город,  ни  одна мысль не была логичной, кроме одной: они прорывались к озеру.

    - Уходят! - чей-то крик за спиной, и он смутно ощутил: случилось что-то в воздухе.

    Сверкающий на солнце клубок вьющихся в выси  самолетов  проносился  над высотой. Трассы перекрестились от самолета к самолету, наискось - к  земле и в высь утреннего неба, клубок мчался на запад все ниже и ниже.  И  тогда по этому сверканию, по извилистому ручью дыма, вытекавшего из тонкого тела "мессера",  стремительно  уходившего  от  другого  истребителя,  догадался Новиков, что там воздушный бой, как всегда непонятный с земли.

    - Заряжай!

    И  он  опять  нащупывал  прицелом  шевелящуюся  массу  танков  на  краю котловины, выстрелил два  раза  подряд,  обессиленно  и  машинально  вытер разъедающий пот с глаз, и в эту минуту снова гул моторов повис над землей, давя на голову, раздражающе заполнил уши. Но этот новый  гул  был  другой, бомбардировочный, тяжелый, ровно и туго катящийся по небу.  И  прежде  чем

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту