Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

97

Горят! Нет, четырнадцать! Алешин  три  смазал! Мы - шесть!.. - И крик этот точно скосило: - Пикируют!  Сюда!..  Вот  они! Товарищ капитан!..

    Тонкий, режущий свист возник в небе; в грохоте, в  треске  разрывов  он стал увеличиваться, расти над самой головой - наклонно к земле скользили в дыму узкие, как бритвенные лезвия,  вытянутые  тела  "мессершмиттов".  Они пикировали прямо на высоту, выбрасывая колючее пламя пулеметных  очередей. Взрывы бомб ударили в землю, вскинулось косматое и высокое там,  где  были пехотные  траншеи,  толчки  передались  к  высоте,  сдвинули    орудие.    С пронзительным звоном  истребители  вынырнули  из  дыма,  выходя  из  пике, стремительным полукругом взмыли ввысь,  серебристо  засверкав  в  утреннем небе, и оттуда косо понеслись, стали падать на высоту, вытянув черные жала пулеметов. Отчетливо и низко мелькнули кресты на узких плоскостях, прямо в глаза забились пулеметные вспышки. По лицу Новикова пронесся металлический ветер, фонтанчики очередей  зацокали  по  брустверам,  зазвенела  пробитая пустая гильза. Знойным ветром толкнуло в спину, в затылок -  разрывы  бомб встали вокруг орудия. Новиков, ощутив эти жаркие удары волн  в  спину,  но почувствовал большой опасности, не лег, лишь  инстинктивно  прикрыл  рукой головку панорамы; как во сне, просочился захлебывающийся голос Ремешкова:

    - Товарищ капитан, ложитесь... ложитесь,  разве  не  видите?  Осатанели они! По головам ходят!.. Убьют вас... Пропадем без вас, товарищ капитан...

    Но слова эти не задели Новикова, прошли стороной, как дуновение  ветра, как неточные удары бомбовой волны. Он верил в прочность земли и не верил в прямое попадание. Выжидая, смотрел, как осиные тела истребителей падали  в дыму над высотой на орудия.

    А непрерывный писк, едва пробившийся сквозь окруживший огневую  грохот, назойливо, требовательно звучал за спиной. Кажется, зуммерил телефон.

    - Аппарат! - крикнул Новиков, ничего не видя в дыму, и сейчас же к нему пробился прыгающий от волнения голос связиста:

    - Товарищ капитан! Алешин у телефона! Докладывает! Справа  танки  через минное поле прошли!

    - Где прошли? Где?

    Новиков, опираясь на казенник, привстал над щитом и тогда увидел справа и впереди перед высотой, там, где было боевое охранение  пехоты,  немецкие танки. Несколько человек, отстреливаясь  из  автоматов,  зигзагами  бежали оттуда по полю к  высоте  перед  ползущими  танками,  падали,  вскакивали, тонули в полосах мглы.

    В ту же секунду понял Новиков, что боевое охранение смято.

    - Связист! Ясно видит Алешин  эти  танки?  Ясно  видит?  Передайте  мой приказ Алешину!.. - скомандовал  Новиков,  пересиливая  нарастающий  свист моторов, прерывистый клекот пулеметов. - Прекратить огонь по левым танкам! Огонь по правым! Поддержи пехоту!  Огонь  туда!  Туда!  Сначала  несколько фугасных!

    И, скомандовав, с ощущением нависшей беды посмотрел перед высотой,  где разбросанно бежали к чехословацким  траншеям  несколько  человек.  Снаряды Алешина взорвались позади  человеческих  фигурок,  земляная  стена  встала перед  танками,  и,  словно  бы  очнувшись,  люди  неуверенно    повернули, бросились назад, к траншеям боевого охранения.

    - Товарищ капитан! Да что вы?

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту