Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

95

- белое лицо связиста засновало у аппарата.

    "Если бы были орудия Овчинникова, если бы... - подумал Новиков,  в  эту минуту ничего не  прощая  Овчинникову.  -  Там,  у  озера,  свободный,  не прикрытый ничем проход..."

    - Алешин, ты? - Он стиснул трубку. - Алешин...

    Ответа не расслышал -  тотчас  ворвался  в  ровик  гром  артиллерийской стрельбы: выстрелы - разрывы, разрывы - выстрелы. На  миг  поднял  голову: справа от высоты взлетало и падало рваное зарево.  С  неуловимой  частотой сплетались там багровые выплески,  -  открыли  огонь  по  танкам  соседние батареи. Рядом бегло гремели врытые в землю тяжелые самоходки. У  Новикова не было связи с соседями, он не знал об  их  потерях  в  утреннем  бою,  и внезапная радость  оттого,  что  соседние  орудия  жили,  зажглась  в  нем пьянящим азартом. Он улыбнулся  жаркой  улыбкой,  испугавшей  и  удивившей связиста, крикнул в трубку, прикрывая ее ладонью:

    - Видишь, Алешин, справа огонь?  Соседи  живут!  По  правым  танкам  не стреляй! Огонь по левым! Не подпускай к озеру! Снаряды не жалей! Все!

    И, бросив трубку, повернулся к орудиям, высоким, звонким голосом  подал команду:

    - Внимание!.. Наводить по левым танкам... по головному!

    Ракеты уже не  сигналили  больше,  танки  подтянулись  из  леса,  атака началась одновременно на всем протяжении вытянутой дуги. Новиков видел это без бинокля.

    Левая оконечность дуги резко закруглилась - три крайних танка,  набирая скорость, с вибрирующим воем моторов вырвались вперед, тяжело катились  по возвышенности, где низкими буграми лиловели  бывшие  позиции  Овчинникова. Передний танк взрыл широкими гусеницами бруствер, смело вполз на  огневую, железно взревев мотором, развернулся там, давя остатки  орудия,  и,  когда кроваво мелькнул его бок, тронутый зарей, Новиков успел выкрикнуть  первую команду:

    - По левому... огонь!

    Но как только, взорвав воздух на высоте, ударило орудие и вслед,  почти слитно, ударило орудие Алешина, что-то высокое и огненное  взвилось  перед глазами Новикова, земля упала под ногами, острой болью  кольнуло  в  ушах. Его смяло, притиснуло в окопе,  душным  ветром  сорвало  фуражку,  бросило волосы на глаза. Не подымая фуражки (едва  заметил:  как  будто  иззябшими руками потянулся к ней на дне окопа  связист  с  мертвенно-стылым  лицом), Новиков тряхнул как-то сразу заболевшей головой, встал.  Дымились  воронки на бруствере, тягуче звенело в ушах. Частые рывки огня скачуще сверкали  в глаза Новикову над приближающейся танковой дугой, - непрерывно били танки.

    А высота уже перестала быть  возвышенностью.  Дым,  вставший  над  ней, казалось, сровнял ее. Смутные очертания орудия проступали и тотчас  тонули во мгле. И не увидел Новиков ни фигур снующих  там  солдат,  ни  Степанова возле  щита  -  ничего  не  было,  кроме  этой  клубами  валящей  темноты, пронизанной трассами танковых снарядом.

    - Степанов! - позвал  Новиков  так  нетерпеливо  и  громко,  что  болью отдалось в висках, но ответа не было.

    Когда подбежал  он  к  орудию,  то  увидел  расширенные,  мутные  глаза Ремешкова, упорно ползущего к орудию между станинами  со  снарядом,  одной рукой прижатым к  груди.  Он  задыхался  от  гари,  указывал  взглядом

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту