Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

94

его коротко скользнул навстречу Новикову - будто он, Порохонько, ждал своего часа  и  дождался.  Сразу  стало  горячо Новикову  от  этого  взгляда.  И,  рывком  сбрасывая,  кинув  на  бруствер отяжелевшую шинель, он крикнул:

    - По места-ам! Заряжа-ай!

    Заметил у бросившегося к казеннику Ремешкова следы снарядной смазки  на небритых скулах, на подбородке, а в полуоткрытых  губах  выражение  слепой торопливости. Скользкий снаряд колыхнулся в руках его, сочно вщелкнулся  в казенник, мгновенно закрытый затвором. И снова волчком метнулся Ремешков к раскрытому ящику, выхватил оттуда,  родственно  прижал  к  животу  снаряд, переступая крепкими ногами, вроде земля жгла его.

    "С этим парнем  кончено,  -  удовлетворенно  мелькнуло  у  Новикова.  - Кажется, солдат родился". И не  осудил  себя  за  ту  жестокость,  которую проявлял в эти дни к Ремешкову.

    - Вы к панораме или я? Вы или я, товарищ капитан? Может,  Порохонько?.. Товарищ капитан!.. - не говорил, а просяще выкрикивал Степанов, крадучись, боком пятясь к панораме.

    Досиня бледный, весь огрузший, потеряв прежнюю деловитость в движениях, был он, похоже,  смят  чем-то,  подавлен,  разбит.  Неприятно  отталкивали Новикова  его  опустошенно-светлые  дергающиеся  глаза  -  в  них  исчезло внимание, появилась бессмысленная рыскающая быстрота. И Новиков понял. Это была подавленность страхом, рожденная после  нестерпимого  ожидания  ночью тем чувством самосохранения, что, как болезнь, возникло у некоторых солдат в конце войны.

    - Вы что раскисли? - Новиков взял за плечо Степанова, повернул к  себе. - Возьмите себя в руки! Выбросьте блажь из головы! Забьете чушь в голову - убьет первым же снарядом! К панораме!

    И уже с непрекословной силой подтолкнул наводчика к щиту орудия.

    Степанов присел к  панораме,  потянулся  судорожно-спешно  к  маховикам механизмов, а они, чудилось, ускользали из рук его.  Схватил  их,  широкая ссутуленная спина напружилась, по этой спине чувствовал Новиков дрожащее в Степанове напряжение, неточно рыскающие сдвиги прицела.

    - Мне бы к прицелу, товарищ капитан! Разрешите? -  выплыл  из-за  спины голос Порохонько и исчез, стертый, раздробленный вздыбившими высоту позади орудия танковыми разрывами.

    Живая танковая  дуга,  все  увеличиваясь,  все  разгибаясь  по  фронту, охватывала высоту, левый край ее продвигался к  озеру,  но  не  туда,  где вчера немцы наводили переправу, а мимо  бывших  позиций  Овчинникова  -  в направлении котловины, через которую ночью прорывался Новиков к орудиям за ранеными и где встретил немцев. Орудия Овчинникова не  задерживали  теперь танки на  нейтральной  полосе.  Центр  дуги,  приближаясь,  вытягивался  к высоте, а правый край дуги пересекал прямую линию шоссе, - было видно, как танки угрюмо-черными тенями переползали  через  нее,  двигались  фланговым обходом на город.

    Перемигиваясь, вспыхивали и затухали ракеты на разных концах дуги.

    Низина наливалась катящимся гулом, но мутно различимые квадраты  танков еще не вели массированный  огонь,  -  стреляли  по  флангам,  как  бы  еще выжидательно нащупывая цели. И это тоже казалось необычным Новикову.

    - К телефону Алешина! Быстро! - приказал он телефонисту  и  спрыгнул  в ровик,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту