Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

93

среди позеленевшего неба, - ничто детально и точно не было сразу намечено и выделено  сознанием  Новикова.  Все  это  даже  не  могло интересовать его, выделиться, остановить внимание, кроме одного, что в  ту минуту реально увидел он.

    Вся мрачно теневая, темная еще, покрытая остатком ночи опушка соснового леса, куда днем отошли немцы, как бы раздвигалась,  оскаливаясь  огнем,  - черные тела танков, тяжело  переваливаясь  через  лесной  кювет,  уверенно расползались в две стороны: в направлении свинцово поблескивающего  озера, мимо бывших позиций Овчинникова, и  через  минное  поле  -  в  направлении высоты, где  стояли  орудия  Новикова.  Все,  что  мог  увидеть  в  первое мгновение он, удивило его не тем, что запоздало началась атака, а тем, что незнакомое и новое что-то было в атаке немцев, в продвижении их.

    Ночь, еще непрочно тронутая зарей, заливала темнотой низину,  услужливо скрывала начавшееся движение танков к высоте. Только по чугунному гулу, по длинно вырывавшимся искрам из выхлопных труб, по красным оскалам огня,  по железному скрежету  будто  гигантски  сжатой,  а  теперь  разворачиваемой, упруго шевелящейся, дрожащей от напряжения стальной пружины Новиков  точно и безошибочно определил это новое направление на высоту.

    Пышно и ярко встала над разными концами леса  россыпь  двух  сигнальных ракет. Как отсвет  их,  ответно  взмыли  две  высокие  ракеты  на  окраине горящего города, в том месте, откуда  ночью  с  тыла  высоты  стреляли  по орудиям прорвавшиеся из Касно танки, и Новиков, заметив эти сигналы, понял их: "Мы идем на прорыв, соединимся в городе".

    Плохо видимые танки, разворачиваясь  фронтом,  подминая  кусты,  словно жадно, хищно пожирая их, уже вползали в район минного поля перед  высотой, - тогда стало ясно Новикову, что немцы успели за ночь разминировать полосу низины.

    - Что стоите, Степанов? К орудию! Бегом! - скомандовал  Новиков,  вдруг увидев, как нервно мял, тискал свои мясистые щеки Степанов.

    Стоял он рядом  в  ходе  сообщения,  грузно  приседая,  оглядываясь  на кипящую разрывами высоту, крупные губы прыгали, растягивались, он медлил с желанием выдавить из себя что-то; слов Новиков не разобрал.

    - Бегом!

    "Что это с ним? Спокойный ведь был парень!  Нервы  сдали,  что  ли?"  - подумал  Новиков  досадливо  и  удивленно,  видя,  как  побежал  к  орудию толстоватый в  пояснице  Степанов,  как  при  разрывах  нырял  он  большой головой, так что уши врезались в воротник шинели.

    Новиков два раза пригнулся, когда бежал следом за Степановым к  орудию. Осколки рваными даже на слух краями резали воздух над бруствером,  звенели тонко и нежно. И этот противоестественно ласкающий звук смерти  по-новому, до отвращения ощущал Новиков.

    На огневой позиции, неистово торопясь возле орудия, солдаты с помятыми, серо-землистыми от  бессонницы  лицами  суетливо  подправляли  брусья  под сошники. Порохонько сидел на земле без шинели,  сильно  и  жестко  обрубал топором края канавки в конце станин; нетерпеливо  перекашивая  злые  губы, кричал  что-то  Ремешкову,  вталкивающему  брус  под  сошники.    У    мигом повернувшего  лицо  Порохонько  острые  глаза    налиты    жгучей    радостью мстительного облегчения. Взгляд

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту