Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

88

рукой не махай, это правда, честное  слово. Ну вот, пошла... и упала. А у нас много колодцев высохших в лесу,  и  змей там всяких по-олно. Ну, нашли эту старушку соседние колхозники дней  через пять всю в змеях - мертвая...

    И Ремешков таинственно, вприщур проследил  за  полетом  реактивных  мин среди зарева. Он, похоже было, ждал, что его  будут  просить  рассказывать дальше и подробнее. Но солдаты молчали.

    - Змеи? - скрипучим баритоном спросил  старшина  Горбачев,  завозившись под плащ-палаткой: видимо, проснулся только что.

    Ремешков взглянул в сторону ящиков, сниженным голосом подтвердил:

    - Ну да, гадюки и всякие там...

    - Ни одна бы не ушла! - заспанно рокотнул из-под плащ-палатки  Горбачев и, сладко зевнув, крякнул.

    - Как это так? Кто? - не понял Ремешков.

    - Всех бы передушил! - сказал  Горбачев,  поворачиваясь  на  ящиках.  - Нашел чем пугать.

    - Так же змей много. Ну, уж брось ты!

    - А-а! Чепуха гороховая! Всех бы передавил! Чего бросать? Ни  одной  не осталось бы. А ты бы нет?

    - О себе не думал, - ответил Ремешков обиженно.

    - Это кто ж тебя так учил? В каких школах?

    Горбачев не откинул плащ-палатки, не встал - он, крякая сонно,  нажимом ног немного стянул сапоги, потом, не дождавшись  ответа,  затих  на  боку, задышал спокойно и ровно - так мог спать лишь физически крепкий,  здоровый человек.

    - Странная история,  -  сказал  Новиков  без  улыбки;  он  помнил,  как прорывался вместе с Ремешковым к орудиям Овчинникова, и  ему  не  хотелось обижать его. - Очень странная,  но  довольно  интересная.  -  И,  вставая, добавил: - Будет связь - вызвать. Я - ко второму орудию.

    Справа ударил танк по высоте.

    Только сейчас,  наедине  с  собой,  шагая  к  орудию  Алешина,  он  мог тщательно взвесить всю серьезность создавшегося положения. Было ясно:  бой в городе, длившийся вторые сутки, достиг того  предела,  когда  достаточно легкого перевеса сил немцев - и судьба города будет решена: его сдадут.  И этот перевес был у немцев. Это была та прорвавшаяся из  Ривн  группировка, что после утреннего боя отошла в лес, сохраняя танки, и  прекратила  атаки перед высотой. Все, что видел Новиков в котловине,  когда  шли  к  орудиям Овчинникова, убеждало: немцы разминируют поле, открывая проходы к озеру, к переправе и к высоте.  Но  медлительность  их  была  загадочна,  до  конца непонятна ему. Он хотел и не мог  точно  предугадать,  что  случится  этой ночью, через минуту, через час или к утру, и все же не верил,  что  сдадут этот город, что немцы уйдут через границу  в  Чехословакию.  В  этом  была большая невозможность, чем потерять все, что связывало  его  с  людьми,  с которыми он дошел до Карпат.

    Второе орудие стояло на правом краю высоты.

    - Стой! Кто топает?

    - Капитан Новиков.

    Человеческий силуэт в плащ-палатке затемнел возле низкого щита  орудия; лунный свет полосами серебрился на плечах часового.  Он  шагнул  навстречу Новикову, и тот спросил не без удивления:

    - Кто это - Алешин? Что за новость? Ты часовой?

    - Я, товарищ капитан, - возбужденно ответил Алешин. - Всех загнал спать в землянку. Торчат и торчат на огневой. Прямо зло берет. Пусть успокоятся.

    Новиков невольно усмехнулся.

    - Сегодня,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту