Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

87

ты,  малец,  в  моей  школе, посоветовал бы  я  твоей  мамке  снять  с  тебя  штаники  да  налагать  по вопросительному знаку, щоб знал, яка она, алгебра жизни. С жинкой спать  - нехитрое дело. - И с обычной своей независимостью обратился к Новикову:  - Правильно чи не правильно, товарищ капитан?

    Однако то, что Степанов, парень  неповоротливый,  добрый,  застенчивый, был женат, вызвало в Новикове странное чувство,  похожее  на  удивление  и любопытство к нему, - оказывается, этот парень испытал то, что не  суждено было испытать самому Новикову.

    - Это вы, Степанов, хорошо сделали, - заметил Новиков. - И дети есть?

    - Не успели мы, - пробормотал Степанов.

    - А это плохо, - сказал Новиков, как будто  сам  имел  семью.  -  После войны солдата должны ждать дети.

    Близкий выстрел выделился из звуков боя, раскатисто ударил по высоте со стороны города. Разрыв вырос  шагах  в  тридцати  правее  орудия.  Опадала земля. Осколки, прерывисто фырча, прошли над огневой,  увесисто  зашлепали за бруствером. И сейчас же за высотой отчетливо простучал пулемет  -  пули пронеслись левее орудия.

    Все смотрели на город.

    - Здоровая жаба плюхнула,  всамделе  танки  прорвались  к  окраинам,  - произнес Ремешков, покосившись туда,  где  упали  осколки,  но  голову  не пригнул, только слегка подался книзу.

    -  Товарищ  капитан,  видели?  Где  они,  фрицы?  -  встрепенувшись,  с хрипотцой заговорил Степанов. - Под нос зашли.  Не  выдержали  там,  а  мы стоим...

    Теперь все вопросительно глядели на Новикова. Солдаты вроде бы ждали от него подтверждения, что немцы действительно прорвались к окраинам  города, что на пространстве между окраиной и высотой, по-видимому, уже мало пехоты или вовсе нет ее.

    Новиков знал: могло быть то и другое, но, что бы ни говорил  он  сейчас успокоительное, обнадеживающее, лживо-бодрое, это  не  рассеяло  бы  тупой тревоги, и понимал, что успокаивать солдат  не  имело  смысла.  И  Новиков сказал резко:

    -  Убедить  себя  в  том,  что  немцы  захватят  город  и  прорвутся  в Чехословакию, легче всего. Но если  они  прорвутся,  а  мы  их  пропустим, считайте, Степанов, что война продлится. Хотите этого? Я тоже  нет.  А  мы можем их  пропустить,  и  они  уйдут  без  боя.  Спокойно  уйдут,  подавят восстание словаков, чтобы воевать потом. Вы поняли? На  какой  черт  тогда положили здесь половину  батареи?  Да  и  не  только  мы!..  Что  молчите, Степанов?

    - Да что вы,  товарищ  капитан?  Да  я  же  просто...  -  забормотал  в замешательстве, все щупая, дергая мясистые щеки.

    - Ладно, бывает. Будем считать, что этого  разговора  не  было,  -  уже дружески сказал Новиков и чуть-чуть улыбнулся. - Ремешков, что вы это  тут рассказывали? Не секрет - послушаю, секрет - уйду.

    - Тоже чушь плел про якусь  старушку,  -  насмешливо-мрачно  проговорил Порохонько и отмахнулся. - Лягалов был, тот рассказывал про мирную  жизнь. Як писал. А это так - баланда,  рвет  с  нее...  Брешет  лучше,  чем  конь бегает!

    Ремешков помялся, заморгал белыми ресницами.

    - Нет, серьезно, не врал я, честное слово, товарищ капитан, - заговорил он с запинкой, казалось оправдываясь. - Пошла у нас одна старушка в лес за ежевикой. Нет, ты, Порохонько,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту