Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

79

пуговицей. И все это как-то меняло его, приближало  к  ней  неузнаваемо,  сокровенно, родственно. Она молчала, глядя на его лоб взглядом, готовым к ужасу.

    - Лена! Ну что это вы? - Он взял ее за плечи,  легонько  встряхнул,  не улыбаясь и не говоря ласково, чего ждала она.

    Уголки ее губ жалко и мелко  задергались,  мелко  и  горько  вздрогнули брови, и бледное лицо стало некрасивым, беспомощным.  И,  сдерживая  себя, потянулась за движением его  рук,  сильно  припала  лбом  к  его  пахнущей порохом и  потом  влажно-горячей  шее,  чувствуя,  что  руки  Новикова  не отпускают, скользят по спине, по затылку, прижимают ее  голову  и  автомат больно впивается ей в грудь. И эта боль отрезвила ее. Она сказала наконец:

    - Лягалов умер... С Гусевым нужно торопиться. Немедленно  в  госпиталь. Немедленно...

    Он, все держа  ее  за  плечи,  со  смущенной  неловкостью,  неудобством отстранил, спросил, хмурясь:

    - Только зачем слезы?

    - Нет, это не слезы, я не умею плакать! - зло,  ожесточенно  прошептала Лена, блестя сухими глазами ему в лицо.

    И вся подтянувшись на цыпочках, отвела мокрые слипшиеся волосы  на  его виске, поспешно отошла к столу, выдергивая вату из сумки.

    - Ранило, да? Подождите, посмотрю...

    - Царапнуло. Сбоку, - ответил он, бегло оглядывая блиндаж. -  Вот  что. Немедленно выносить раненых на огневую. Порохонько и Ремешков  уже  делают из плащ-палатки носилки. На сборы - пять минут. Перевязку потом. Сапрыкин! - непривычно тихо позвал он, разглядев его. - А вы чего же,  сержант,  как вы? Дойдете - или на носилках? Вытерпите? - И добавил серьезно-грустно:  - Эх, парторг, парторг, что же вы на Овчинникова не нажали? Вы  ведь  знали, что не было приказа об отходе.

    Сапрыкин, мгновенно ослабев, лежал, не подымая головы,  перебинтованная его грудь ходила тяжело. Посмотрел на Новикова чистым от боли, через  силу спокойным взглядом, ответил еле:

    - Что было - не вернешь. Меня в то время уже с ног сбило. Что ж, может, вина моя и тут. Не поправишь. Обо мне беспокоиться нечего.  Вон  мальчонку выносить надо.

    Новиков сказал:

    - Я сейчас вернусь. Собирайтесь.

    - Куда вы? Зачем?  -  спросила  Лена,  смачивая  вату  из  пузырька  со спиртом.

    - К орудию Ладьи. Мне надо посмотреть.

    - Там все убиты, товарищ капитан, - остановила его Лена. - Все. Я  была там утром. Даже некому было сделать перевязку. Вы разве не верите?

    - Мне надо увидеть самому, - ответил Новиков. - Самому.

    Он вышел. Было тихо.  Автоматная  стрельба  прекратилась.  Воздух  стал жидким,  сине-фиолетовым  -  месяц  набрал  высоту,  далеко    светил    над проступившими вершинами Карпат, слева от зарева.

    На огневой, переругиваясь наспех, задевая сапогами за  станины,  громко дыша, возились с плащ-палатками согнутые фигуры  Порохонько  и  Ремешкова. Горбачев лежал, дежурил  у  пулемета,  звучно  сплевывая  через  бруствер; казался равнодушно-спокойным. Увидев Новикова, спросил безразличным тоном:

    - Этим же путем прорываться будем? Ползают они  тут  в  котловине,  как клопы. А?

    Новиков надел фуражку, которую засунул в карман,  когда  прорывались  к орудиям, ответил:

    - Этим же путем. Вы вот что: в крайнем  случае  прикройте  меня  огнем. Пойду

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту