Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

77

были легкие. Сотни  шуршали в карманах. Официанты всей Астрахани знали: Григорий Горбачев  с  бригадой гуляет. По этому  делу  на  собраниях  чесу  нагоняли,  а  сейчас  приятно вспомнить! А у меня бригада была - орлы парни, девчатки  -  красавицы.  По две, три нормы давали. Портреты, слава! Потом - земля на  опрокид!  Поняла юмор этого дела? Знаешь песню?

    Стели, мать, постелюшку

    Последнюю неделюшку,

    А на той неделюшке

    Расстелем мы шинелюшки.

    Лежа с автоматом, Лена улыбнулась  все  так  же  задумчиво.  Патефон  в немецких окопах стих - исчезло над озером плавающее звуковое облачко, этот далекий раздражающий отсвет чужой несбыточной жизни. Месяц переместился  - лунный коридор сдвинулся по траве между угольными тенями танков,  сузился, сквозил тоненькой щелью. И ничего не было видно там.  Стояла  в  котловине тишина. Только со стороны зарева, встававшего справа  за  котловиной,  над высотой, долетали перекаты боя. Лена сказала полувопросительно:

    - Если они прощупали проход в минном поле, то  они  будут  продвигаться здесь. Другого прохода нет?

    - Нет.

    - Тогда не надо беречь патроны...

    Она не договорила, удобнее положила  автомат  на  бруствер,  выстрелила торопливыми очередями по тихо-светлой щели между танками.  Сделала  паузу, ожидая ответного огня. Оттолкнула  волосы  со  щеки,  возбужденно  сказала Горбачеву:

    - Если это разведка, то их немного. Они могли уже пройти.

    Немцы молчали. Снова поплыло звуковое облачко  от  той  стороны  озера, сосредоточенно  и  исступленно    выбивал    синкопы    барабан,    китайскими колокольчиками звенели тарелки...

    И тут порывистый грубый  треск  автоматных  очередей  разорвал,  затряс воздух справа от орудия. Потом неясный,  какой-то  заячий  вскрик  донесся оттуда, и сейчас же впереди заливисто зашили немецкие автоматы -  на  слух можно было угадать. Пучки трасс выметнулись из котловины в сторону  высоты и зарева. Лена села, поправила кобуру.

    - Они прошли! - сказала она. - Это они...

    Горбачев вскочил,  сдернул  с  бруствера  пулемет,  рванулся  к  правой стороне огневой, крикнул:

    - Диски неси! Началось! Быстрее!..

    И, упав на  колени  возле  бруствера,  глядя  на  мерцающие  вспышки  в котловине, на спутанные трассы, изо всей силы втиснул пулеметные  сошки  в землю, лег, раскинув ноги. Взглядом ловил основание трасс,  они  возникали вблизи огневой  светящимися  веерами,  резали  по  кустам  по  ту  сторону котловины. Это стреляли немцы.

    - А, гады!

    И он тут понял, что от орудий Новикова прорывались сюда, что немцы  все же прошли через минное поле в котловину, что наши столкнулись  с  ними.  И когда Лена поднесла запасные диски, перекошенное от злобы  лицо  Горбачева тряслось, щекой прижавшись к ложе, опаленное красными выплесками пулемета.

    - А, гады! Прошли-таки, прошли! - И, быстро  повернув  голову,  крикнул Лене, прицельно подымавшей над бруствером ствол автомата: - В землянку!  К раненым! Да нагнись ты! Ухлопают дуриком!

    И почти ударил ее по плечу сильной ладонью, припал к пулемету. А она не почувствовала боли от удара его руки, с тихим  упорством  отодвинулась  от него, нашла бившееся в траве пламя немецкого автомата. Выстрелила  длинной очередью.

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту