Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

30

дело забегавших поглазеть, как гуляют в салоне два чокнутых человека, ничем  не похожих на писателей. А буфетчица  не  без  ложной  угодливости  приносила теперь на подносе  бутылки  прямо  в  салон;  Никитин  совал  ей  небрежно скомканные деньги, не спрашивал сдачу, потому что не прекращались тосты за литературу, за жизнь, за будущее,  за  прекрасных  женщин.  Потом  Вихров, притомленный несколько, закрыл глаза и, подперев кулаком скулу, попробовал было затянуть густо  и  рокочуще  "Из-за  острова  на  стрежень",  женщины подтянули сначала дружно, но спохватились, зашикали друг на друга  ("Тише, а то подумают  -  фулиганство!")  и,  хихикая,  стали  показывать  пальцем наверх, где на открытой палубе сидели, кутаясь в плащи, два-три пассажира, они должны были сойти, кажется, в Кунцеве.

    И в наркотическом  угаре  разговоров,  в  непрекращающемся  возбуждении Никитин время  от  времени  не  особенно  отчетливо  слышал  голоса  среди накуренного, оголенно освещенного салона, видел незнакомые лица, женские и мужские, недоверчиво удивленные его щедростью, неблизкие ему, неинтересные ("Почему эта буфетчица хихикает поминутно и  морщит  губы,  и  поглядывает как-то намекающе? И  почему  у  нее  красивые  глаза  и  какой-то  плоский некрасивый рот?"), и тогда притупленный укол мутного  стыда  ("Что  же  со мной происходит? Зачем я это делаю?") словно отрезвлял его.

    Только в двенадцатом часу они сошли  с  трамвайчика  вблизи  кинотеатра "Ударник", и  Никитин,  еще  не  остывший,  еще  расслабленный  всем  этим необычным днем и необычным вечером, начал убеждать  Вихрова,  что  посадит его в такси, не пойдет домой, пока не  проводит  его  до  такси...  И  они двинулись к стоянке по набережной в  сторону  Балчуга,  спотыкаясь,  часто останавливаясь  возле  каменного  парапета,  чтобы  закурить  (курили    же беспрерывно) и до конца  высказать  свою  расположенность  друг  к  другу, найденное единство душ и еще раз напомнить о том, что  обязательно  должны встречаться.

    Им повезло: зеленый  огонек  такси  одиноко  замерцал  на  повороте  из провала Пятницкой, приближаясь к стоянке около моста, они заорали  "але!", замахали    руками,    машина    затормозила.    Они    по-братски      обнялись, расцеловались    -    и    Никитин    вдруг    остался    один,    неуспокоенный, взбудораженный, казалось,  вмиг  мелькнувшими  часами  разговоров,  питья, курения, единомыслия, восторженных открытий, и вроде сейчас ему не хватало чего-то.

    На Овчинниковской набережной, напротив кинотеатра "Заря", без зажженных реклам, по-ночному темного, на углу пригашенной Пятницкой, редко желтеющей верхними  окнами,  сидела  на  парапете  под  фонарем  группа  парней,  и, вероятно,    после    киносеанса,    они,    посмеиваясь,      переговаривались, поплевывали с ленцой в черно-маслянистую воду Канавы;  один,  сутуловатый, кряжистый, в коротеньком пиджачке,  мотая  широкими  брюками,  как  бы  от нечего делать, для собственного развлечения, выбивал чечетку на тротуаре.

    - Эй, друг, нет закурить?

    Парень этот свистнул, завидев на набережной одинокого Никитина, и когда тот, слегка пошатываясь, подошел, охотно протягивая пачку ("Пожалуйста!"), парень    беззастенчиво,    стремительно     

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту