Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

62

молоденький чех в  новом,  вроде  еще  хрустящем  от свежести обмундировании, влажные, испуганные  глаза  старались  улыбнуться Новикову, белый пушок, покрывавший верхнюю пухлую губу, в капельках  пота; юношески худые пальцы прижаты к груди, точно поймал что-то и  не  выпускал он. Рядом у  ног  стоял  термос.  Ремешков,  присев  подле  на  корточках, разрывал индивидуальный пакет, жалостливо вглядывался в ребячье лицо чеха, вздыхая по-бабьи, спрашивал скороговоркой:

    - Куда ж это тебя, куда? Эх, милый человек, неосторожно ты, они тут все пристреляли.  В  пехоту  шел,  землячок,  к  своим?  Понимаешь,  понимаешь по-русски?

    - Добрий ден... - прошептал  чех,  закивал  быстро-быстро,  на  секунду отвел руки от груди и молитвенно прижал их. - Рота... обед...  Я  -  тр-р, катушка, связист... Шеста рота...

    Он ясно смотрел Ремешкову в лицо, будто умоляя понять его. Темное пятно расплывалось на гимнастерке, окрашивало худые пальцы чеха.

    - Снимайте с него гимнастерку! Быстро! -  приказал  Новиков  Ремешкову, взял у него индивидуальный пакет, повернулся к молча  глядевшему  на  чеха Степанову. - Отнесите термос в шестую роту  чехов.  И  передайте  -  ранен связист.

    - Марине, Марине, повстани, - серыми губами шептал чех,  когда  Новиков при помощи Ремешкова стал перебинтовывать его,  и  все  смотрел  туда,  за озеро, где лежала Чехословакия.

          10

    А вечером стало ясно, что немцы прочно заняли центр  города.  Никто  из дивизиона не сообщил Новикову, что  на  улицах  идут  бои,  -  связь  была прервана. Телефонисты, раз восемь пытаясь восстановить  линию,  в  сумерки вернулись  из  города  с  воспаленными  лицами,    опустошенными    глазами. Сообщили, что нарвались на немецкие танки, город горит, ничего не понять и нет возможности восстановить линию - она перерезана. Два  часа  спустя  из парка, где  стоял  хозвзвод,  прибежал,  дрожа  от  возбуждения,  ездовой, доложил, что особняк и  парк  обстреляли  автоматчики  неизвестно  откуда, лошадь убита, один повозочный ранен. А доложив  это,  спросил  подавленно: "Может, место сменить куда подальше?" Новиков знал, что такого  неопасного места, куда можно было передвинуть тыл, сейчас нет, отдал приказ окопаться хозвзводу: всем, от повозочного до повара - на юго-западной окраине парка.

    Мохнатое зарево, прорезав  небо  километра  на  два,  раздвинулось  над городом. Там, в накаленном тумане, светясь, проносились цепочки автоматных очередей, с длинным, воющим гулом били по окраине танковые болванки. Порой все  эти  звуки  покрывали  глухие  и  частые  разрывы  бомб  -  где-то  в поднебесных  этажах  гудели    наши    тяжелые    бомбардировщики.    Ненужные осветительные "фонари" желтыми медузами  покойно  и  плавно  опускались  с темных высот к горящему городу.

    Отблеск зарева, как и в прошлую  ночь,  лежал  на  высоте,  где  стояли орудия, и слева на озере,  на  прибрежной  полосе  кустов,  на  обугленных остовах  танков,  сгоревших  в  котловине.  Впереди  из  пехотных  траншей чехословаков беспрестанно взлетали ракеты, освещая  за  котловиной  минное поле, - за ним в лесу  затаенно  молчали  немцы.  Рассыпчатый  свет  ракет сникал, тускло мерк в отблесках  зарева,  и  мерк  в  дыму  далекий

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту