Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

58

случилось  что-то    с орудиями, с Леной...

    На пороге стоял младший лейтенант Алешин, трудно переводя дыхание:  он, видимо, бежал от огневой.

    - Что случилось? Орудия? Лена? - тотчас спросил  Новиков,  по  какой-то внутренней связи соединяя все в одно.

    Алешин, подавляя возбуждение, доложил:

    - Петин, товарищ капитан... От  Гулько...  там  черт  те  что...  Танки прорвались. В центр. Обстреляли машины. Одну сожгли.

    - Какие машины?

    - Там Петин на огневой, товарищ  капитан...  Одну  машину  привел.  Вас ждет. Осторожней, тут автоматчики и снайперы появились.  Бьют  по  орудию, откуда - непонятно! Вот гады!

    - Пошли!

    Новиков вышел  из  полутьмы  землянки  в  прозрачную  чистоту  осеннего воздуха, в ход сообщения, залитый солнцем, и здесь Алешин остановил его:

    - Пригнитесь, товарищ капитан! Тут они пристреляли. По  мне  полоснули. Чуть фуражку не сбили. Вон, смотрите!

    И указал на выщербленные белые отметинки - следы пуль на выступавших из земли торцах наката.

    - Откуда обстреляли?

    - Пригнитесь, прошу вас, товарищ капитан!

    Но прежде чем пригнуться,  Новиков  скользнул  взглядом  по  солнечному покойному озеру, по минному полю перед высотой. В глубокой низине струился дым догоравших угольно-черных танков, мирно  желтели  на  солнце  сосновый лес, бугры позиций Овчинникова, - настороженный, обогретый, странный покой был здесь. И  только  справа  и  за  спиной,  где  был  город,  нарастали, смешивались звуки боя. В мрачно ползущей стене дыма над городом с  рокотом мелькала партия наших штурмовиков, снижаясь над улицами, высекая  пушечные вспышки, скачкообразные, покрывающие все разрывы бомб потрясали землю.

    - Пригнитесь же, товарищ капитан, прошу вас! Вы же... - Алешин не успел договорить: сухой щелчок выбил брызнувший осколок дерева из  торца  наката над головой Новикова. Оглянулся - пуля легла в пулю -  и  посмотрел  туда, где в голубой солнечной тишине перед высотой мягко  лопнул  выстрел.  Звук выстрела растаял бесследно, но показалось Новикову: стреляли недалеко.

    - Надо бы выследить эту сволочь, - сказал Новиков и,  все-таки  пригнув голову, пошел по ходу сообщения. - Возьми на себя, Витя. Перещелкает людей поодиночке. Слышишь?

    - Здесь не один, -  ответил  Алешин,  вглядываясь  в  торцы  наката.  - Расползлись, как тараканы. Со всех сторон бьют!

    На огневой позиции  в  окружении  солдат  сидел,  изможденно  привалясь широкой спиной к брустверу, ординарец Гулько Петин. Сидел он,  громоздкий, разбросав ноги  в  просторных  запыленных  сапогах,  двумя  руками  держал котелок, пил  жадными  глотками,  вздыхая  через  ноздри.  Вода  текла  на разорванную гимнастерку, на  грязные  колодки  медалей.  Увидев  Новикова, поставил на землю, расплескивая воду, котелок,  попытался  встать,  двинув ногами. Новиков сказал:

    - Сидите! Что в городе? Рассказывайте. Подробнее... А это что у  вас  с глазом?

    Правая сторона большого лица Петина безобразно,  неузнаваемо  распухла, кровоточила мелкими порезами, один  глаз,  весь  красный,  как  от  ушиба, слезился, заплыл. Вытерев слезы, Петин прижал к  нему  широкие  пальцы,  а здоровым,  удивительно  спокойным  и  ясным  глазом  нерешительно  обводил солдат. И Новиков,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту