Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

53

жесткий удар земли  в  щеку,  а  почувствовав это, он хотел вспомнить что-то ясное, чистое, синее, что было в его жизни, что должно было быть, но не мог вспомнить...

    Он не знал и не мог уже видеть, и  чувствовать,  и  знать,  что  в  эту секунду к нему, улыбаясь золотой  улыбкой,  вразвалку  подошел  тот  самый вызванный Вилли, нагнулся,  потом,  презрительно  поморщась,  взглянул  на переводчика и спокойно, расчетливо выстрелил три раза в лицо  Овчинникову, который в эти секунды еще жил...

          9

    Бой на  северо-востоке  от  города  Касно  постепенно  затихал.  Как  и предполагал  Новиков,  ударный  кулак  окруженной  немецкой    группировки, вырвавшись из кольца под Ривнами, не сумел с ходу пробить брешь к  границе Чехословакии, потерял силу удара под массивным огнем  артиллерии,  увяз  в минном поле. Сохраняя силы, немцы отошли в лес, левее ущелья,  окапывались на опушке. Подожженные танки перед  высотой,  бронетранспортеры,  разбитые машины на шоссе неохотно и дымно горели до полудня.  И  как  только  начал затихать здесь бой, стала особенно слышна тяжеловесная канонада в  стороне Касно. Грифельная мгла косо шла над городом, занимая полнеба. Во мгле этой через каждые полчаса приходили с востока большие партии наших штурмовиков; разворачиваясь,  ныряли  над  улицами,  подолгу  обстреливали  и  бомбили, казалось, центр города.

    Новиков несколько раз вызывал по проводу КП майора Гулько, но связи  не было. Солдаты, исступленные боем, вповалку лежали на огневой в неподвижном оцепенении тяжелой дремоты. Грело  солнце.  Даже  во  сне  хотелось  пить, кислая горечь была во рту.

    В полдень принесли в  термосах  завтрак.  Солдаты  задвигались:  нервно зевая, загремели котелками, ложками выскребывали  из  них  землю.  Но  ели пшенную кашу устало,  не  жадно,  запивая  терпким  трофейным  вином,  все косились на горевший город, недоверчиво взглядывали на удивительно чистый, солнечный, синий край неба над Карпатами.

    В кристально студеной осенней высоте горного воздуха  таяли  нежнейшие, по-летнему белые облака, а внизу под ними дремотно, покойно желтели сосны, голубело, поблескивая, озеро, не по-осеннему обогретое  солнцем.  Туманный круг его стоял над вершинами лесов, над острыми пиками Карпат.

    И  в  молчании  мирно-тихой  опушки  леса,  куда  отошли  немцы,    была странность этой без единого  выстрела  тишины,  этого  солнечного  блеска, тепла, установившегося перед высотой. Непрерывные раскаты  боя  в  городе, появление самолетов создавало чувство неуспокоенности, упорно  нацеленного удара в спину.

    Это ощущал и Новиков. В течение пяти часов батарея потеряла  двенадцать человек и два орудия. Кроме того, он понимал, что в зависимости от  успеха боя на юго-западе немцы повторят удар с севера, решающий удар  для  той  и другой стороны. Он знал это - и не повторение боя волновало  Новикова.  Он ждал  снарядов,  обещанных  майором  Гулько.  Ни  снарядов,  ни  связи    с дивизионом не было, и возникло тревожное предположение: немцы прорвались к центру города, отрезали от дивизиона батарею, нарушили связь.

    -  Что  ж...  всем  завтракать.  Да  как  полагается.  Не  мусолить,  а по-настоящему жрать!  -  сказал  Новиков,  сам  чувствуя

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту