Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

52

в ушах.  Что-то  тяжелое  навалилось  на него, сцепило горло, какие-то голоса, как вспышки в черной  мгле:  "Вилли! Вилли!" И на голову полилось жидкое, холодное. Его перевернули  на  спину. Он застонал, черная мгла исчезла, увидел небо - тоскливый, синий  океан  и среди синевы  наклонившееся,  заостренное  лицо  женоподобного  адъютанта, прищуренные веки. Он лил ему на голову  воду  из  сельтерской  бутылки  и, торопя, звал кого-то: "Вилли! Вилли!"

    "Я еще жив? - вихрем пронеслось в мозгу у Овчинникова. - Я еще жив..."

    Кто-то сильно рванул его от земли. Подняли на ноги, ударив  по  раненой руке, и от живой этой боли он пришел  в  ясное  сознание,  облизнул  губы, судорожно усмехнулся. Он стоял  на  ногах,  пошатываясь,  -  живучая  сила держала его на земле. И  вплотную  придвинулась  темная  глубина  стоячих, немигающих глаз переводчика, вонзилась острыми иголочками  ему  в  зрачки, ноздри прямого носа раздувались.

    - Последний  раз  спрашиваю,  лейтенант  Овчинников,  последний  раз... Слышите вы?

    Потом вблизи лица переводчика появилось другое лицо, широкое, мясистое, багровое и какое-то все потное и сытое, как после обеда. Оно  сочувственно морщилось, покачивалось, толстые складки короткой красной шеи наплывали на воротник с черной окантовкой. И новое лицо это как-то  ласково  подмигнуло Овчинникову, рыхлые губы расползлись в улыбке, показывая золотые,  тусклые от еды зубы, и на мягкой, крупной ладони его взлетел парабеллум -  человек играл им. "Вот этот новый убьет меня, - подумал  Овчинников.  -  Это  тот, кого звали Вилли..."

    - В последний раз задаю вопрос... Слышишь?

    "Теперь  все,  вот  оно",  -  подумал  Овчинников  и  засмеялся  диким, клокочущим смехом.

    - Курва ты, сволочь! Родину за  три  сигареты  продал!  -  крикнул  он, оборвав  смех,  и  правой  рукой  ударил  переводчика  в    подбородок.    - Проститутка! Шкуру с меня сдирайте, ни  слова  вам  не  скажу!  Ни  слова! Поняли? - и снова засмеялся хрипло и страшно, шагнув к немцам. -  Думаете, в Чехословакию прорветесь? Не-ет!. Вам коне-ец! Все-ем вам конец! Ни  одна сволочь не уйдет! Ни одна... Вас, как крыс, душить надо, как крыс!.. Я сам десять танков ваших сжег! Вот они, в котловине горят! И если б...

    Он задохнулся - не хватило дыхания. Увидел: переводчик, вытирая платком щеку, быстро, подобострастно говорил что-то нахмурившемуся  седому  немцу, говорил, словно оправдываясь, и просил о чем-то. И в то же  время  вынимал из кобуры пистолет.

    А  толстое,  мясистое  лицо    тоже    нахмурилось    и    ждало.    Спуская предохранитель,  переводчик  подошел  к  Овчинникову,  глянул    мерцающими щелками глаз. Затем опять просительно что-то сказал двум немцам,  стоявшим за спиной Овчинникова, и его повели.

    - Выслужиться хочешь, сволочь? - крикнул Овчинников. - Так ты  увидишь, курва, как умрет лейтенант Овчинников!

    Короткий возглас на немецком языке услышал  он  позади.  Невесомо-легко стало ему, никто не сжимал раненую руку, но он все-таки хотел повернуться, чтобы увидеть то, что ожидало его за спиной, прохрипел:

    - Стреляй в лицо, курва предательская!..

    И не успел повернуться, что-то с треском толкнуло, ударило его в бок, в грудь, и он еще почувствовал

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту