Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

49

    - Что ж... пойдем, сволочь, - как-то согласно проговорил Овчинников  и, спотыкаясь, зашагал быстрее по этой земле, по  осенним  листьям  к  своему концу.

    Его привели на поляну в глубине леса. Бронетранспортеры, крытые штабные машины камуфляжной окраски стояли под соснами, в пятнистой  тени.  Люди  в черном  бесшумно  ходили  там.  Посреди  поляны  зеленым  лаком    блестела приземистая легковая машина с открытыми  дверцами,  запыленными  стеклами. Вокруг нее солнечные  косяки  лежали  на  желтой  траве,  все  здесь  было обогрето теплым днем: и  эта  трава,  и  машины,  и  сосны,  но  от  этого непривычно мирного тепла и  покоя  нервный  озноб  все  сильнее  охватывал Овчинникова.

    Маленький, сухонький человек в черном плаще, в высокой фуражке,  крутой козырек знойно сиял на солнце - лицо в тени, - сидел близ легковой  машины на раскладном стуле перед низким раскладным столом, положив на него  белую руку. Закинув ногу  на  ногу,  он  рассеянно  слушал  женственно-стройного немца, почтительно склонившегося к нему тонким, красивым лицом.

    На краю поляны немца-разведчика, как  определил  Овчинников,  окликнули люди в черном. Немец, вытянувшись, прижав ладони  к  бедрам  и  растопырив локти,  что-то  четко  доложил  им.  Он  разобрал    выделенное    слово    - "лейтенант". Один из людей в черном, этот самый, красивый,  с  женственной талией,  брезгливо  взял  у  разведчика  сумку,  скомандовал    Овчинникову знакомое  "форвертс",  и  после  этой  команды    немец-разведчик,    сделав непроницаемым лицо, щелкнул каблуками, повернулся круто, зашагал по дороге в лес, откуда пришли они, и Овчинников угадал, что его передали  в  другие руки - в руки людей в черном.

    Двое немцев подвели его  к  легковой  машине.  Теперь  знал  он,  зачем привели его сюда и почему прежде не убил его разведчик.

    Он остановился, вызывающе расставив ноги, с  кривой  усмешкой,  уже  не придерживая раненую руку, не сплевывая кровь, заполнявшую рот.

    Он готов был к тому, что его будут унижать, причинять боль,  страдания, и единственное, чем мог защититься он, была эта деревянная усмешка.  Немец с женственной  талией  начал  что-то  говорить,  слегка  кивая  в  сторону Овчинникова.  Сухонький,  в  черном  плаще,  медлительно  зашевелился,    и Овчинников увидел под крутым козырьком сухое лицо, глубокие прямые морщины возле рта, по-стариковски  выцветшие  глаза.  Немец  смотрел  внимательно, устало, смотрел только на стыло усмехающиеся губы Овчинникова,  не  отводя взгляда, и Овчинников чувствовал, как холодный пот обливает все тело.

    Тотчас этот сухонький  утомленно,  скрипуче  сказал  что-то  красивому, стройному немцу, что держал в руках  сумку  Овчинникова.  И  тот,  покорно ответив, расстегнул сумку и  по-прежнему  брезгливо,  будто  прикасался  к вещам покойника, стал вынимать то, что было в ней, и Овчинников  испытывал в эти секунды такое чувство, словно раздевают его догола.

    "Там карта, карта с огневыми!"

    Красивый немец вынул  карту,  потертую  по  краям,  вежливо,  осторожно отодвинул на столе бутылку с фарфоровой пробкой, переставил  металлический стакан, разложил карту на столе. Затем выложил, держа  кончиками  пальцев, насквозь пропотевшую, выгоревшую

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту