Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

42

голос. - Четвертое орудие погибло, и все там убитые. Нас окружили.  У  нас Сапрыкин раненый. Я связист Гусев, раненый. Еще Лягалов раненый. А с  нами санинструктор. Я связист Гусев...

    - Где Овчинников? -  закричал  Новиков,  едва  разбирая  в  шумах  звук потухающего голоса. - Овчинникова! Слышите?

    - Овчинникова нет, к вам пробивается,  а  мы  трое  раненые  -  связист Гусев, сержант Сапрыкин и замковый Лягалов. И еще санинструктор с нами,  - однотонно шелестел бредовый, слабеющий голос, - а  снарядов,  говорят,  ни одного нету... Пулемет только... Кончаю говорить... Я связист Гусев...

    "Овчинникова нет, к вам пробивается!" Он ко мне пробивается? Зачем? Кто приказал ему? Он бросил орудия? - соображал Новиков. - Орудия  Овчинникова не существуют?"

    - Вы посмотрите, посмотрите, товарищ капитан, что там  творится,  перед пехотными траншеями... Наши бегут, что ли?

    "Кто это сказал? Разведчик, дежуривший у ручного пулемета? Да, это он - стоит в конце ровика, расставив локти на бруствере, смотрит туда..."

    - Товарищ капитан, видите? Наши?..

    И все же Новиков не верил, не мог поверить, что Овчинников отходил.

    - Товарищ капитан, снаряды! Снаряды есть! Снаряды принесли! - прокричал Степанов, вваливаясь в окоп, размазывая пот на грязном лице. - Мы  снаряды несли, так они по нас чесанули! Эх, жаль стереотрубу, -  сказал  он,  беря пробитую осколками, лежавшую на земле стереотрубу, и хозяйственно, бережно положив ее на бруствер, спросил: - А как они там... живы?

    - К орудию снаряды! - ответил Новиков.

          7

    - Овчинников! Товарищ  капитан!  Овчинников!..  -  метнулся  за  спиной чей-то крик.

    В ту же секунду на скате высоты  выросли  трое  людей,  без  шинелей  и пилоток, держа автоматы наперевес, они были метрах в пятнадцати от орудия, бежали, карабкались толчками, как слепые, на высоту - видимо, ни у кого не было уже сил.

    И Новиков увидел Овчинникова: в обожженной  распахнутой  телогрейке,  с темным, как земля, лицом, волосы слиплись на лбу, он зло махал пистолетом, крича сдавленным голосом:

    - К орудию! Бего-ом! За мной!

    И ненужная команда эта в нескольких  метрах  от  орудия,  приказывающий голос Овчинникова остро и жарко опалили Новикова - в горле  сдавила,  жгла металлическая горечь.

    Они перескочили через  бруствер,  лейтенант  Овчинников,  Порохонько  и Ремешков, задыхались хрипло - ничего не могли выговорить,  поводя  мутными глазами. Порохонько повалился на землю, кусая  сухие,  обметанные  копотью губы, просипел:

    - Пи-ить, братцы, глоток воды!.. -  и  все  искал  взглядом  флягу,  не выпуская как бы прикипевший к ладоням раскаленный автомат. Ремешков сел на станину,  не  было  вещмешка,  плечи  ходили  то  вверх,  то  вниз,  и  он исступленно прижимал что-то под насквозь потной и грязной гимнастеркой, на выпукло-крепкой скуле кровоточила широкая ссадина,  как  от  удара  чем-то железным. Он бормотал взахлеб:

    - А Горбачев, Горбачев где? За нами шел он... прикрывал нас... Где он?

    Лейтенант  Овчинников  не  упал,  не  сел  на  землю,  нетвердо  стоял, пошатываясь на обессиленно дрожащих  ногах,  обросшие  щеки  за  несколько часов глубоко ввалились, вся сильная, мускулистая фигура его  ссутулилась,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту