Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

40

мелькнуло у Новикова, и  он, чувствуя горячее нетерпение, повернулся к орудию:

    - Где снаряды? Скоро снаряды?..

    Почти слитный троекратный взрыв снова  потряс  высоту,  аспидные  шапки дыма упруго всплыли из месива огня  возле  позиции  Овчинникова.  И  вслед мигнул горизонтальный всплеск выстрела. Опять  мигнул.  И  Новиков  понял: танки, продвигаясь к озеру, вошли в минное поле, подрывались  там,  и  там живой взвод Овчинникова все еще вел огонь по ним...

    "Молодец Овчинников! Молодчина! - хотелось отчаянно крикнуть  Новикову. - Молодец!.."

    В то же мгновение скопище дыма растянулось  над  берегом,  в  просветах блеснула вода, и Новиков отчетливо увидел: озеро наполовину было  замощено темными полосами понтонов, протянутых от левого и правого  берега.  Фигуры немцев бегали вокруг стоявших на берегу грузовых  машин,  снимали  круглые тела понтонов. И стало ясно теперь: немцы обошли Овчинникова, прорвались к озеру.

    - Второе орудие! Алешина! - не скомандовал, а скорее  глазами  приказал Новиков, и когда  связист  Колокольчиков  вызвал  второе  орудие  и  когда зазвенел в трубке возбужденный голос  Алешина:  "Товарищ  капитан!  Четыре танка мои!" - Новиков оборвал его:

    - Сколько на орудие снарядов?

    - Одиннадцать! Сейчас подвезут еще!

    - Посмотри внимательней на озеро. Видишь переправу?

    - Вижу, товарищ капитан! - ответил Алешин и спросил  быстро:  -  А  как Овчинников?

    - Наводить точнее, все одиннадцать снарядов по переправе, давай!

    Снаряды Алешина подняли воду около понтонов, что-то смутное  и  длинное косо поднялось в воздух, упало в дым. Но две  низкие  грузовые  машины  не попятились, не отъехали от берега,  стояли  неподвижно.  И  фигуры  немцев возились возле них, упорно стягивая, волоча грузное тело понтона.

    "У них один выход - будут прорываться до  последнего!  Один  выход!"  - подумал Новиков и крикнул связисту:

    - Долго будете налаживать  связь?  Когда  вы  мне  дадите  Овчинникова? Когда?

    Телефонист Колокольчиков, весь хрупкий,  беловолосый,  светились  капли пота на кончике вздернутого  носа,  дул  в  трубку,  дергал  с  бессильным негодованием стержень заземления - делал все, что может делать  связист  в присутствии начальства, когда нет связи.

    - Вот что! Делайте что угодно, хоть по воздуху прокладывайте линию.  Но если через пять минут не будет связи с Овчинниковым, вы больше не связист! - сказал Новиков жестко. - Мне необходима связь! Зачем вы нужны, если  там люди гибнут, а вы здесь стержень щупаете?

    Жизнь человека на войне была для него тогда  большой  ценностью,  когда эта жизнь не искала спасения за счет других, не хитрила, не  увиливала,  и хотя молоденький Колокольчиков не хитрил, а,  лишь  слабо  надеясь,  ждал, когда проложат связь телефонисты  Овчинникова,  жизнь  его  потеряла  свою настоящую цену для Новикова, и Колокольчиков сознавал это.  Не  сказав  ни слова, приподнялся от аппарата, провел рукой  по  потному  носу,  расширяя вопросительные ясно-зеленые глаза, как бы навсегда вобравшие в себя мягкую зелень северных лесов, нестерпимую синь озер и весеннего неба.

    Сразу с нескольких сторон  ударили  по  высоте  танки.  Вслед  за  этим короткие слепящие всполохи  вертикально 

 
Мотоциклы предлагаем купить мотоцикл в москве.

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту