Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

40

мелькнуло у Новикова, и  он, чувствуя горячее нетерпение, повернулся к орудию:

    - Где снаряды? Скоро снаряды?..

    Почти слитный троекратный взрыв снова  потряс  высоту,  аспидные  шапки дыма упруго всплыли из месива огня  возле  позиции  Овчинникова.  И  вслед мигнул горизонтальный всплеск выстрела. Опять  мигнул.  И  Новиков  понял: танки, продвигаясь к озеру, вошли в минное поле, подрывались  там,  и  там живой взвод Овчинникова все еще вел огонь по ним...

    "Молодец Овчинников! Молодчина! - хотелось отчаянно крикнуть  Новикову. - Молодец!.."

    В то же мгновение скопище дыма растянулось  над  берегом,  в  просветах блеснула вода, и Новиков отчетливо увидел: озеро наполовину было  замощено темными полосами понтонов, протянутых от левого и правого  берега.  Фигуры немцев бегали вокруг стоявших на берегу грузовых  машин,  снимали  круглые тела понтонов. И стало ясно теперь: немцы обошли Овчинникова, прорвались к озеру.

    - Второе орудие! Алешина! - не скомандовал, а скорее  глазами  приказал Новиков, и когда  связист  Колокольчиков  вызвал  второе  орудие  и  когда зазвенел в трубке возбужденный голос  Алешина:  "Товарищ  капитан!  Четыре танка мои!" - Новиков оборвал его:

    - Сколько на орудие снарядов?

    - Одиннадцать! Сейчас подвезут еще!

    - Посмотри внимательней на озеро. Видишь переправу?

    - Вижу, товарищ капитан! - ответил Алешин и спросил  быстро:  -  А  как Овчинников?

    - Наводить точнее, все одиннадцать снарядов по переправе, давай!

    Снаряды Алешина подняли воду около понтонов, что-то смутное  и  длинное косо поднялось в воздух, упало в дым. Но две  низкие  грузовые  машины  не попятились, не отъехали от берега,  стояли  неподвижно.  И  фигуры  немцев возились возле них, упорно стягивая, волоча грузное тело понтона.

    "У них один выход - будут прорываться до  последнего!  Один  выход!"  - подумал Новиков и крикнул связисту:

    - Долго будете налаживать  связь?  Когда  вы  мне  дадите  Овчинникова? Когда?

    Телефонист Колокольчиков, весь хрупкий,  беловолосый,  светились  капли пота на кончике вздернутого  носа,  дул  в  трубку,  дергал  с  бессильным негодованием стержень заземления - делал все, что может делать  связист  в присутствии начальства, когда нет связи.

    - Вот что! Делайте что угодно, хоть по воздуху прокладывайте линию.  Но если через пять минут не будет связи с Овчинниковым, вы больше не связист! - сказал Новиков жестко. - Мне необходима связь! Зачем вы нужны, если  там люди гибнут, а вы здесь стержень щупаете?

    Жизнь человека на войне была для него тогда  большой  ценностью,  когда эта жизнь не искала спасения за счет других, не хитрила, не  увиливала,  и хотя молоденький Колокольчиков не хитрил, а,  лишь  слабо  надеясь,  ждал, когда проложат связь телефонисты  Овчинникова,  жизнь  его  потеряла  свою настоящую цену для Новикова, и Колокольчиков сознавал это.  Не  сказав  ни слова, приподнялся от аппарата, провел рукой  по  потному  носу,  расширяя вопросительные ясно-зеленые глаза, как бы навсегда вобравшие в себя мягкую зелень северных лесов, нестерпимую синь озер и весеннего неба.

    Сразу с нескольких сторон  ударили  по  высоте  танки.  Вслед  за  этим короткие слепящие всполохи  вертикально 

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту