Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

39

облизнул шершавые губы - жажда жгла его сухим огнем.

    Степанов, торопясь, отцепил от ремня флягу, вытер  горлышко,  охотно  и услужливо протянул ее Новикову.

    -  Теплая  только...  -  И,  удержав  дыхание,  осторожно  попросил:  - Разрешите закурить на дорожку?

    - Давай!

    Тогда Степанов, вмиг обмякший, налитый усталостью -  все  время  бросал снаряды в казенник орудия, - с красными от недавнего  напряжения  глазами, сел прямо на закопченные гильзы среди  станин,  одубелыми  пальцами  начал сворачивать самокрутку. Однако свернуть не смог -  пальцы  не  гнулись.  И тихим, застенчивым было у него лицо сейчас, когда смотрел он, как Новиков, запрокинув голову, жадно пил.

    Но так он и не свернул самокрутку. Танковые снаряды вздыбили  бруствер, и Степанов просыпал табак.

    - Пойду я!.. - подымаясь, прокричал  он,  беспокойно  глядя  на  озеро, буйно взлохмаченное фонтанами мин. - Эх, рыбы-то попортили -  ужас!  -  И, подняв карабин, пригнувшись, не спеша двинулся по  высоте  в  крутую  тьму разрывов.

    Новиков пил из фляги, не ощущая вкуса теплой воды; она лилась  на  шею, на грудь его, не охлаждая, не могла утолить жажду.

    "Были взрывы... Овчинников подорвал орудия?  Там  танки?  -  думал  он, испытывая колющую тревогу, пытаясь взвесить положение батареи. - Но  люди, как с людьми там?.. Не верю, что погибли все! Где Горбачев? Где Ремешков?"

    - Когда будет связь? Почему так долго?

    - Товарищ капитан, к телефону!

    - Связь с Овчинниковым?

    Новиков резким движением перемахнул через бруствер, спрыгнул  в  ровик, почти вырвал трубку из рук связиста.

    - Овчинников? - с надеждой спросил он, забыв в этот момент про номерное обозначение офицеров, и произнес живую фамилию. Но тотчас, в потрескиванье линии поймав голос майора Гулько, спрашивающего о потерях  в  батарее,  он заговорил вдруг преувеличенно спокойным, сухим  тоном:  -  Дайте  огурцов. Беру последние огурцы для кухни, товарищ  первый.  Пришлите  огурцов.  Это все, что я прошу.

    - Пришлю сколько есть. Дам огурцов, - выделяя слова, ответил  Гулько  и необычно, словно родственно был связан  с  Новиковым,  добавил:  -  Обрати внимание на Овчинникова и на переправу, мой мальчик. Обрати внимание.

    Он снова будто ударил Новикова своей ненужной интеллигентной нежностью.

    Новиков долго глядел перед высотой на слоистую мглу, закрывавшую орудия Овчинникова. В шевелящейся этой мути,  полной  вспышек  выстрелов,  тенями продвигались к озеру  танки:  железный,  замирающий  рев  их,  прерывистое завывание  грузовых  машин  рождали  у  Новикова  впечатление,    что    там сконцентрировалась ударная сила колонны. Остальная ее часть, не  достигшая района  озера,  -  отдельные  разбросанные  машины,    орудийные    упряжки, минометные установки на прицепах, группы людей - обтекала пылавшие обломки грузовиков на дороге, горящие танки, стремительно уходила, разворачивалась назад, к ущелью в лесу, откуда,  -  очевидно,  по  внезапному  приказу,  - перестал вытекать правый поток  колонны.  (Видно  было,  как  горели  там, справа, наши танки, врытые в землю.) И только двигался левый рукав колонны к озеру, по направлению молчавших орудий Овчинникова.

    "Прорвались к озеру? Смяли Овчинникова?" -

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту