Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

37

не пошевелился, не оторвался от  наглазника  панорамы.  В  нем будто  все  звенело  от  нервного  возбуждения.  В  мире  уже  ничего    не существовало, ничего не было,  кроме  этого  танка,  этого  немца  в  нем, зорко-быстрыми  движениями  крутящего  маховики,  наводящего  на  Новикова орудие... "Он или я?.. Он или я?.."

    Танк, ослепляя, полыхнул двойным оскалом пламени;  одновременно  с  ним Новиков выстрелил два  раза  подряд;  смутно  унеслись  вниз  две  трассы, фиолетово блеснули  в  дыму,  и  опять  Новиков  не  увидел,  а  физически почувствовал, что не промахнулся. И, отирая  пот  онемевшими  на  маховике пальцами, стряхивая жаркие капли со лба, с бровей, он как бы  вынырнул  из противоестественного состояния  нервного  напряжения,  когда  все  в  мире сузилось, собралось лишь в глазке панорамы.

    - Товарищ капитан, товарищ капитан!  -  бился  позади  чей-то  крик.  - Товарищ капитан...

    - Ложи-и-ись!..

    Крик этот,  выделившийся  из  всех  других  звуков,  заставил  Новикова поднять голову. В замутневшем небе впереди дугами сверкнули хвосты  комет; грубый,  воющий  скрежет  шестиствольных    минометов    заколыхал    воздух, обрушился  на  высоту,  и  чем-то  огромным,  душным  накрыло,    придавило задергавшееся орудие.

    Отплевывая землю, плохо  слыша,  со  звенящим  шумом  в  ушах,  Новиков тревожными глазами  оглянулся  на  расчет  -  люди  лежали  в  дыму  между станинами, лицом вниз. И в первую же минуту сдавило горло,  -  показалось, что на огневую прямое попадание. Темная, неподвижная  фигура  Богатенкова, прижатая спиной к брустверу, выплыла из дыма в метре  от  Новикова,  глаза закрыты, брови недоуменно  нахмурены,  рука  его  забыто  придерживала  на коленях снаряд.

    - Богатенков!..

    Богатенков приоткрыл глаза, особенно ясные, карие, изумленные  чему-то, словно, не веря, прислушивался к самому себе. Не ответив на зов  Новикова, он медленно отвел руку от снаряда,  потом  недоверчиво,  наклоняя  голову, пощупал живот, слабо развел пальцы и, со спокойно-хмурым удивлением  глядя на измазанную кровью ладонь, сказал тихо, сожалеюще и просто:

    - Напрасно это меня...

    И с тем же изумленным лицом, будто прислушиваясь к  тому,  что  уже  не могли слышать другие, повалился на бок, успокоенно и твердо прижался щекой к земле, что-то беззвучно шепча ей.

    Снаряд скатился по ногам от последнего его движения, ударил по  сапогам Новикова, и Новиков точно очнулся.

    "Что это? Я не заметил, как его  ранило?  Это  он  звал  меня  "товарищ капитан"? Его был голос?  Как  это  могло  убить  его,  а  не  кого-нибудь другого, кто воевал и сделал меньше, чем он?.." И странно  было,  что  нет уже живого дыхания, спокойной силы, смуглой красоты Богатенкова, а то, что называлось Богатенковым, было теперь не им  -  что-то  непонятное,  чужое, тихое лежало возле бруствера, прижимаясь к земле, и это  чужое,  казалось, уже сразу и навечно отдалилось от всех,  но  никто  еще  не  хотел  верить этому. "Зачем он стоял в рост? Зачем? Верил, что его не убьют?"

    - Перевязку! Быстро!..

    Новиков крикнул это, понимая ненужность перевязки, и тотчас сквозь зубы подал другую команду: "К орудию!" -  но  скрежет,  удары  и  треск,  вновь покрывшие высоту,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту