Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

26

звуки  саксофонов,  дробный грохот барабанных  палочек,  сентиментально-томный  женский  голос  пел  о чем-то томительно-незнакомом. Внезапно появилось такое чувство, будто там, у озера, приемник  немцев  поймал  случайную,  с  другой  планеты,  музыку (которую слышали и возле орудия старшего сержанта Ладьи). Сразу  возникшая мысль у Овчинникова о том, что у немцев не спали в эти самые крепкие  часы сна, неспокойно и подозрительно насторожила его.

    Он сидел несколько минут, прислушиваясь. Слева от орудия, очень далеко, за ущельем; в горах, мягко тронули тишину пулеметные  очереди,  витиеватым узором вплелись автоматные строчки и кругло ударили танковые  выстрелы.  В той стороне четвертые сутки шел бой в  районе  Ривн.  Потом  все  смолкло. Сразу смолк и патефон у немцев. Безмолвие лежало там.

    - Что  вы,  Леночка?  -  сказал  Овчинников  небрежно.  -  Обыкновенная обстановка. Вам-то что за забота? Серьезно обещаю вам  -  прекрасные  духи достану. Встречались - не брал. А вот эту  штучку  взял.  Хороша?  Хотите, подарю?

    Откинул полу шинели, вынул из кармана нагретый теплом  тела,  игрушечно блестевший перламутром рукоятки маленький, в ладонь,  пистолет,  подбросил его на руке, сказал:

    -  Немка  военная  какая-то  носила.  Даже  себя  убить,  должно  быть, невозможно. И ранить нельзя, а так вещь, вроде игрушки. У вас оружия  нет, возьмите...

    - Ну-ка покажите.

    Лена легко скинула влажно зашуршавшую плащ-палатку, чтобы не  сковывала движения, и будто разделась перед ним. Он увидел  четко  вырезанные  среди свинцового свечения озера ее узкие плечи,  тонкую  шею;  миндальный  запах волос, как бы  обещающий  сокровенную  близость  гибкого,  крепкого  тела, коснулся Овчинникова при повороте ее головы.

    - Дамский "вальтер", - услышал  он  голос  Лены.  -  Это  действительно игрушка.

    Он смутно слышал ее голос, как сквозь воду, и только  остро  и  ревниво мелькнувшая в его сознании мысль о том, что она хорошо знала то,  чего  не знали  другие  женщины,  что  она    холодна    и    недоступна    из-за    его нерешительности, отозвалась  в  нем  нетерпеливой  дрожью,  в  прерывистом шепоте его:

    - Как гвоздь вошли в сердце,  Леночка.  Клещами  не  вытащишь.  Я  тебя никому не дам, никому не дам!..

    И сильно, по-мужски опытно обнял ее, рука, уверенно лаская,  скользнула от груди к тайно теплым, сжатым бедрам. Он так резко повернул ее  к  себе, до близости плотно  прижал  грудью,  что  она  откинула  голову,  замотала головой.  Он  начал  порывисто,  колюче  жадно    целовать    ее    холодный, сопротивляющийся рот, зубами стукаясь о стиснутые ее зубы.

    - Леночка, Леночка...

    Она упруго вырвалась, вскочила, ударила изо всей силы его  по  виску  и еще раз ударила с перекошенным лицом, сказав страстно и зло:

    - Дурак, глупец! Убирайся к черту! Иначе я не знаю, что сделаю!..

    Он сидел оглушенный, гладя одеревеневшую от ударов щеку, потом внезапно засмеялся  удивленно,  подставил  лицо,  дрогнули  ноздри    его    крупного крючковатого носа.

    - Еще... ударь... еще!.. Сильней ударь!

    Она шагнула к нему.

    - Да, ударю!

    - Товарищ лейтенант, к телефону вас. Немедленно!  -  послышался  робкий голос Лягалова, и Лена и Овчинников оба одновременно

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту