Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

15

интендантской службы.  Разгоряченный,  собрав  веки  в  узкие  щелки,    спросил    низким прокуренным баритоном:

    - А вы кто такой? Что нужно? Что? Что такое?

    - Я вас спрашиваю, кто  приказал  рыться  здесь?  -  повторил  Новиков, казалось, спокойным голосом  и  вскинул  на  капитана  глаза,  вспыхнувшие гневным огоньком. - А ну, вытряхивайте из мешков все до последней нитки! И марш отсюда! Ко всем чертям!

    Интендант, вытерев пот на квадратном лице,  смерил  взглядом  невысокую фигуру Новикова, заговорил самоуверенно:

    - Прошу потише, капитан, не берите на себя много. Не для себя стараюсь, для вас же, солдат и офицеров, для медсанбата  белье!  Главное,  спокойно, спокойно... Васечкин! Бери, и пошли! - командно рокотнул капитан в сторону солдата с унылым, болезненным лицом.

    Солдат этот, растерянно тыча руками, топтался возле распахнутой  дверцы бельевого шкафа, нерешительно поднял четыре до тесемок  набитых  вещмешка. Два остальных взял, отпыхиваясь, тучный интендант,  предупреждающе  строго глядя на Новикова.

    В то же мгновение Новиков шагнул навстречу,  загородив  дорогу,  сказал сквозь зубы:

    - Первую же сволочь, которая с барахлом переступит порог... Назад!

    Сутулый солдат, словно толкнуло в грудь, попятился, путаясь сапогами  в кучах разбросанного женского белья, неуверенно  опустил  вещмешки  у  ног. Капитан, по бычьи нагнув  голову,  с  закипевшей  слюной  в  уголках  рта, крикнул:

    - С дороги! Не лезь не в свое дело! Мальчишка!..

    И в ту же секунду, издав горлом сиплый  звук,  рванул  на  боку  кобуру нагана.

    - Младший лейтенант, отберите у него эту игрушку!  -  быстро  и  жестко сказал Новиков.

    Младший лейтенант Алешин и следом Горбачев,  пригнувшись,  ринулись  на капитана,  и  тотчас  в  углу  послышалась  тяжелая  возня,  злое  сопенье капитана,  умоляющие  вскрики  сутулого  солдата:    "Зачем    вы,    товарищ капитан?.. Зачем?" И когда интенданта, грузного, с гневно налитыми  кровью глазами, выводили из комнаты, он  упирался  короткими  ногами,  придушенно кричал:

    - Наган отдайте! Личное оружие... Не имеете права! Не для  себя  белье, для медсанбата! Медсанбат разбомбило, ни черта не понимаешь! Молокосос!

    Вывели его. Шаги, крики капитана удалялись, стихали  на  нижнем  этаже. Новиков подошел к столу, налил себе полстакана воды и стоя залпом выпил.

    - Ну и мордач! Обалдел, просто обалдел! - почти  восхищенно  воскликнул Алешин, входя вместе с Горбачевым, оправляя ремень. - Вот игрушку взяли. - Он, возбужденный, зачем-то обтер о шинель наган, положил  перед  Новиковым и, вроде бы ничего не случилось, сел к столу, независимо пощурился на свет лампы под зеленым абажуром. Затем потянулся к  ящичку,  набитому  плитками шоколада. С удивлением посмотрел на рисунок обертки:  женская  головка  со смеющимися глазами, долька шоколада возле полуоткрытых  губ;  рядом  чужие буквы на фоне башни, на железных пролетах.  Сдвинув  фуражку  на  затылок, прочитал, растягивая слова:

    - Па-ри-ис, - и повел детски заинтересованными глазами на  Новикова.  - Что такое? Что за "Парис"?

    - Это по-французски - Париж. Немцы  еще  жрут  французский  шоколад,  - ответил Новиков. - А это  Эйфелева  башня.  Конструкция  инженера

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту