Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

12

бы майор меня в ординарцы, разве таким, как  Петин,  был!"  - пожалел завистливо и отчаянно Ремешков и, услышав веселый  голос  Алешина, подумал с неприязнью: "Фальшивят они, играют,  веселость  создают.  Не  от души это все. Кому война, а кому мать родна!"

    - Э, кого тут занесло? Кто тут на карачках ползает? - сказал  Алешин  и засмеялся непринужденным молодым смехом, споткнувшись о ноги Ремешкова.

    И тогда Новиков окликнул строго:

    - Где вы, Ремешков?

    С трудом и тоской Ремешков встал,  оторвав  свинцовое  тело  от  земли, хромая, подошел к Новикову,  тот  пристально,  сожалеюще  глядел  на  него прямым взглядом. Спросил:

    - Что вы?

    - Нога... - Ремешков застонал, потирая колено; плотно набитый  вещмешок нелепо торчал за его спиной, как горб.

    - На кой... прислали вас ко мне? -  не  выдержал  Новиков.  -  Вы  что, воевать приехали или задницу греть возле печки? Шесть месяцев торчали дома и ногу не вылечили. А если не вылечили - терпите! Не то терпят! Запомните, я ничего не хочу знать, кроме того, что вы солдат! Перестаньте  морщиться! И стонать! Лучше "сидор" скиньте, пуда два за спиной носите!

    Новиков понимал, что говорит жестоко, но не сдерживал  себя.  Три  раза сам он после ранений лежал в госпиталях, и там и  потом  в  части  ему  не только не приходилось показывать на людях свои  страдания,  но,  наоборот, скрывать, стыдиться их. Новиков повторил:

    - Перестаньте стонать!

    Ремешков перестал стонать - стучали зубы, -  но  вещмешок  не  снял,  а только потрогал лямку трясущимися пальцами.

    - Да оставьте  его  здесь,  товарищ  капитан!  -  беспечно  посоветовал Алешин, удивленно разглядывая страдальчески напряженное лицо Ремешкова.  - Зачем он нам? Пусть сидит со своей ногой.

    - Он пойдет с нами.

    И Новиков, упершись носком сапога в нишу для гранат,  с  решительностью вылез из окопа.

    Ремешков оставался в траншее последним. Подняв глаза,  он  увидел,  как пули пунктирами пронеслись над головами Новикова и Алешина.  Ладони  сразу вспотели, влажно прилипли к ложе автомата.  Раздувая  ноздри,  часто-часто задышал он ртом, будто ему воздуха не хватало. "Если  я  оглянусь  сначала направо, а потом налево, то меня не убьют, если не оглянусь..." -  подумал он и оглянулся сначала направо, потом налево  и,  как  в  пелене,  заметил розовые от зарева лица ближних солдат  в  траншее.  Со  странным  коротким вскриком он выскочил на бруствер, на  резкий  порыв  ветра,  спотыкаясь  о свежие воронки, часто падая, чувствуя  ладонями  острые,  разбросанные  по земле осколки, он побежал за Новиковым, готовый  закричать  от  ожидаемого удара в спину.

    "Там вещмешок за спиной, вещмешок! Пулями не пробить! - мелькало в  его голове. - Нет, нет, сразу не убьет, ранит только..."

    Он догнал офицеров  возле  крайних  домов  и,  прислонясь  вещмешком  к забору, не мог сказать ни слова, хрипло дышал.

          3

    В два часа ночи, после рекогносцировки,  Новиков  послал  Ремешкова  на старую огневую с приказом немедленно снять орудия Овчинникова и в  течение ночи занять позицию в районе севернее  города,  на  новой  высоте,  правее озера.

    Ожидая орудия, Новиков сидел на земле в пяти  шагах  от  новой  позиции батареи. Он отчетливо

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту