Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

11

весело встряхнулся, притопывая сапогами.

    - Ну вот, - сказал он, - за шиворот насыпалось! Просто баня.

    Никто не ответил  ему.  Гулько,  пососав  сигарету,  досадливо  сплюнул табак, по-прежнему ленивым голосом продолжал:

    - Сегодня ночью вы, Новиков, снимаете свои орудия со старой  позиции  и ставите их на прямую  наводку  вот  здесь.  На  живописном  берегу  озера. Направление стрельбы - ущелье, шоссе, Ривны. Соседи у  вас:  танки  пятого корпуса - справа. Плюс иптаповский  полк  и  гаубичные  батареи.  Слева  - чехословаки генерала Свободы.  Воюют  вместе  с  нами.  Младший  лейтенант Алешин уже видел  позицию.  Вот,  собственно,  и  все.  Младший  лейтенант Алешин! - чуть поднял голос Гулько. - Покажите своему комбату местостояние батареи.

    - Слушаюсь! - живо ответил Алешин.

    - Пе-етин! Горячей воды, бриться!  -  крикнул  Гулько,  густо  выпустив через волосатые ноздри дым, ворчливо договорил:  -  Я  буду  на  местности через полтора часа.  Кстати,  наши  саперы  минируют  подступы  к  высоте. Соблюдайте осторожность!

    "Черт совсем возьми со всей его  чистоплотностью,  -  подумал  Новиков, подымаясь, оглядывая чистую эту землянку со  слабым  запахом  одеколона  и водки, с круглым туалетным немецким  зеркальцем  на  столике,  на  котором сверкал никелем трофейный прибор, забитый ножичками и щеточками для чистки ногтей и расчесывания волос. - Живет как дома!" И, не скрывая презрения  к этой женственно опрятной обстановке, к  этой  потуге  удобности  быта,  от которой как бы веяло  прежними  холостяцкими  привычками  майора,  Новиков спросил все так же официально:

    - Разрешите идти?

    И первый вышел из землянки в траншею.

    Горьковато-сырой, пропитанный гарью ветер гулко рвал  звуки  выстрелов, дробь пулеметов, дальнее и тупое уханье тяжелых мин, комкал  все  это  над траншеей и нес гигантское неумолкающее эхо. Красный туман мрачно  клубился над озером, лица солдат в траншее казались сизо-лиловыми. Пулеметы  длинно стреляли за озеро, в пролеты меж ярко горящих домов,  где  были  немцы,  и Новиков сверху видел это бесконечно вытянутое вдоль  возвышенности  озеро, налитое огнем пожаров.

    Пули торопливо щелкали по брустверу, сбивая землю,  и  Новиков  тут  же схватился за фуражку, ее будто ветром толкнуло. Надвинул козырек на глаза, пригнувшись, выругался.

    - Что? - крикнул Ремешков за спиной.

    - Земля, - ответил Новиков.

    - А-а...

    Ремешков присел на корточки, снизу с  загнанным  выражением  следил  за Новиковым. На какую-то долю секунды мелькнула мысль, что если бы  Новикова ранило, хотя бы легко, то не пришлось бы идти под огонь  на  другой  конец озера; тогда ему, Ремешкову, надо было бы вести командира батареи в тыл, в санроту. И оттого, что не случилось этого и теперь обязательно  надо  было идти, почувствовал он, как грудь сжало  знобящим  холодом,  ноги  обмякли. Новиков, стоя к нему  спиной,  позвал  громко,  словно  ударил  по  сердцу Ремешкова:

    - Скоро там, Алешин?

    - Готов, товарищ капитан! Идем! - послышался голос младшего лейтенанта.

    Дверь землянки на миг выпустила свет лампы, обжитое  тепло,  где  было, казалось, по-домашнему покойно, то тепло, которое так  не  хотел  покидать Ремешков.

    "Эх, взял

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту