Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

9

как обычно, едко, широкие брови,  сросшиеся  на  переносице, брезгливо подымались. С  видом  неудовольствия  он  слушал  что-то  быстро говорившего младшего лейтенанта Алешина, молоденького, всегда веселого без всякого повода, звонкоголосого,  как  синица.  Алешин  старательно  сдувал пепел с карты, смуглые пятна волнения шли по чистому лбу, по стройной  шее гимнаста. Говорил он и все оглядывался  весело  на  спящих  связистов,  на стены землянки, задерживал оживленный взгляд на огне  лампы  и  только  не смотрел в сторону  майора  Гулько,  будто  опасаясь  внезапно  и  некстати рассмеяться. Позади Гулько стоял его ординарец Петин. Он  был  чрезвычайно высок, огромен, белобрыс; рукава засучены до локтей.  С  мрачно  серьезным видом он лил себе на широкие ладони немецкую  водку  из  фляги  и,  задрав гимнастерку на майоре, растирал  ему  спину  и  поясницу:  Гулько  страдал радикулитом. Он ерзал,  сопя  волосатым  носом,  пригибался  под  нажимами ладоней ординарца, сидел, однако, с выражением независимым, был, казалось, всецело занят Алешиным.

    Когда вошел Новиков и следом  за  ним  Ремешков,  возбужденно  раздувая ноздри,  майор  Гулько  выгнул  спину,  всматриваясь  поверх  огня  лампы, произнес желчно:

    - А, Новиков! - и тускло улыбнулся. Но даже и эту  ласковость,  которую при встречах иногда замечал Новиков, Гулько  тотчас  прикрыл  ироническими морщинами на лысеющем лбу, скосил  глаза  на  ручные  часы,  потонувшие  в густых волосах запястья, выговорил:

    - Не торопитесь на передовую, капитан. Тыловые настроения?  Французское шампанское распиваете? Трофеи? Или с прекрасными паненками романы крутите? Под гитарку... Мм? Или санитарочка там у вас?

    Был Гулько разведен  еще  задолго  до  войны,  о  женщинах  не  говорил всерьез, считал себя прочным холостяком и, быть может,  поэтому  постоянно подозревал  своих  офицеров  в  вольности  и  легкомыслии,  что,  по    его убеждению, свойственно лишь нерасчетливой молодости.

    - Прибыл по вашему  приказанию,  -  сухо  доложил  Новиков  и  подумал: "Обычное радикулитное настроение".

    - Веселенькое дело, - продолжал Гулько, обращаясь не к  Новикову,  а  к сигарете, которую с отвращением вертел в  тонких  прокуренных  пальцах,  и вдруг,  сапнув  носом,  спросил,  отрезвляюще    внятно,    повернувшись    к ординарцу; - Расходился? Мозолями кожу снимаешь?  Рашпиль.  Хватит.  Genug [достаточно (нем.)]. Побереги водку.

    Младший лейтенант Алешин, навалясь грудью на столик,  прижав  кулак  ко рту, смотрел на Новикова покрасневшими от напряжения,  плещущими  весельем глазами, - он давился от  смеха.  Гулько  почесал  спину,  кряхтя,  потом, застегивая гимнастерку, покосился на Алешина с брезгливым видом.

    -  Что  у  вас,  Алешин?  Смешинка  в  рот  попала?    Прошу    набраться серьезности. - И кивнул Новикову. - Садитесь  как  можете.  К  столу.  Что смотрите? На шнапс? Нет, вызвал вас не водку пить.

    - Я не просил водки, товарищ майор,  -  сказал  Новиков,  садясь  возле Алешина.

    - Совсем приятно, - скептически проворчал Гулько, застегивая ремень.  - Консервы,  пожалуйста,  поковыряйте  вилкой.  Хорошие  датские    консервы. Свиные. Но, как ни странно, и нам годятся.

    Новиков нетерпеливо

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту