Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

7

центр этого польского города с тяжелой готической высотой костела, прочно стоявшего среди каменной площади, на которой возле железной  ограды чернели  мертво  обуглившиеся    немецкие    танки,    и    пустынные    улицы, поблескивающие    красными    черепичными    кровлями,    наглухо    опущенными металлическими жалюзи, с тенями  обнаженных  осенних  садов  за  заборами, каменными мостовыми - все было залито недалеким  заревом,  встававшим  над западной окраиной.

    Врезаясь в  зарево,  искрами  рассыпались  над  крышами  очереди  пуль, частый, взахлеб, треск пулеметов  не  заглушал  тонкого  шитья  автоматов, тявкающего звона  мин.  Тяжелые  снаряды  тугим  громом  раскалывались  на каменных мостовых, жаркий ветер вздымал ворохи  сухих  листьев,  швырял  в лицо, корябая, как горячим наждаком.

    Весь город, окрашенный зловещим огнем, грохотал,  сотрясаемый  эхом,  с крыш ссыпалась на тротуар черепица. И среди этих звуков  возникали  новые, визжа, нарастая. Достигнув последней своей точки - пронзительного скрежета трамвая на поворотах, - звуки обрывались.

    Новиков и Ремешков упали рядом около какого-то подъезда, дважды  резко, сильно подкинуло их на земле  взрывной  волной,  этой  же  силой  Новикова притиснуло к окаменевшему плечу Ремешкова, и жаркий,  разбухший  от  ужаса голос зашептал в лицо ему:

    - Побрился я... Зачем я побрился, а?..

    - Что? - не понял Новиков. - Что бормочете?

    Ремешков, втянув голову в плечи, как бы  не  видя  Новикова,  шептал  с придыханием, будто из ледяной воды вынырнул:

    - Побрился я, побрился... С Днепра примета... перед боем... Побреешься, или чистое белье наденешь, или в баню... У меня дружка так... под Киевом.

    - Молчите! - неприязненно оборвал его  Новиков.  -  У  меня  в  батарее будете бриться. И в баню ходить. - И добавил тоном, не допускающим  шуток: - Умрете, так хоть выбритым. А борода растет и у мертвецов. Не видали? - И злым движением встал. - Встать! Вперед!

    Ремешков поднялся, разогнувшись, по-бабьи расставив полусогнутые  ноги, стоял возле каменной стены особняка, испуганно  озирая  небо,  пронизанное свистами мин; сдерживая дыхание, забормотал:

    - Куда идти? Так и до передовой не дойдем,  товарищ  капитан!  Со  всех сторон бьют... Окружают?

    В мутной глубине улицы взлетали конусы разрывов.

    Едкий дым несло  вдоль  оград,  мимо  сгоревших  на  мостовых  немецких танков. Город  обстреливали  дальнобойные  батареи,  снаряды  прилетали  с запада и юга: было такое ощущение - Касно  окружен.  Новиков,  однако,  не испытывал пока большого беспокойства,  -  вероятно,  складывалась  обычная обстановка в условиях Карпат; немцы оставались в долинах,  на  высотах  по флангам, продолжая вести огонь по дорогам.

    - Окружили, отрезали, обошли! Сорок  первый  год  вспомнили?  -  сказал Новиков. - Вперед! И не на полусогнутых, черт дери!

    И побежал в глубину улицы.

    Как только достигли западной окраины города,  близкие  пожары  ослепили их, и оба горлом ощутили неистовый, раскаленный ветер. Он, как в  воронке, крутил по всей окраине огромные метели огня, искр,  пепла.  Впереди  жарко горели дачные коттеджи на берегу  длинного  озера.  Красный  отблеск  воды висел в воздухе. Над озером, в дыму, сталкиваясь,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту