Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

5

солдат,  и,  потирая  колено,  повторил умоляюще:

    - Нога ведь... Жалости нет?!

    - Жалости? Тютя пшенная! Он еще думает, калган  рязанский!  -  звонким, озорным голосом воскликнул старший  сержант  Ладья,  надвигая  пилотку  на выпуклый лоб. - Морду нажевал в тылу и думает,  все  в  порядке!  Еще  ему приказ повторять! Воевать приехал или сало жрать?

    Было командиру орудия Ладье лет двадцать.  Сильный,  светловолосый,  он по-особому  ладно  носил  пилотку,  сдвигая  ее  на  лоб  и  набок.    Весь подогнанный, в немецких, не по уставу, новых сапожках, с немецким  тесаком на всегда затянутом ремне,  он  казался  мальчишкой,  ради  игры  носившим военную форму, трофейное оружие.

    - Ну? - крикнул он. - Думать потом будешь!

    - Озверели, прямо озверели... - жалко и затравленно бормотал  Ремешков, озираясь.

    Командир второго орудия сержант Сапрыкин,  неуклюже  грузный,  пожилой, двигая непомерно  широкими  квадратными  плечами,  в  тесной,  облитой  по круглой  спине  гимнастерке,  старательно  кряхтя,    наматывал    портянку. Подмигнул  Ремешкову  почти  ласково  затеплившимися  глазами    и    сказал доброжелательно:

    - А ты лучше бери, землячок, автомат да и дуй во все лопатки.  Так  оно вернее. Раньше-то ведь воевал? Понял или нет? Вот  автомат  возьми.  -  И, обращаясь к Ладье, прибавил ворчливо: - Оно верно, после теплой  печки  да жены под боком умирать неохота. Сам небось так бы, Ладья?

    - А я бы и в отпуск не поехал! На кой леший  он  мне!  -  сказал  Ладья решительно и, взяв лежавший на нарах крепко  набитый  вещмешок  Ремешкова, взвесил его с насмешливой улыбкой, говоря: - Давай, давай катись колбасой, тютя!

    И подтолкнул Ремешкова в будто окаменевшую спину.

    Оглушенные грохотом снарядов, рвущихся по всей  высоте,  они  некоторое время стояли в ходе сообщения. Взлеты  огня  беспорядочно  выхватывали  из тьмы ощипанные стволы сосен. С острым звоном  полосовали  воздух  осколки, бритвенно срезали землю на брустверах. Она сыпалась на  фуражку  Новикова. Отплевывая хрустевшую на зубах землю, он ощупью нашел холодный  телефонный провод, ведущий от орудий на передовую, и, не выпуская  его,  посмотрел  в сторону города Касно. Все пространство за высотой -  километра  на  два  - было освещено как  днем.  Гроздья  ракет  торопливо  повисали  там,  пышна иллюминируя низкие облака. В них взвивалась, наискось красные трассы. Небо за высотой все время  меняло  окраску,  наливалось  густой  багровостью  - что-то горело в городе.

    - Пойдете по проводу! Я за вами? - приказал Новиков Ремешкову. - Берите провод, он в моей руке! Вот!

    - Провод? - глухо переспросил Ремешков.

    Но когда Новиков почувствовал  прикосновение  чужих  потных  пальцев  к своей руке,  лопнул  рев  над  головой  -  будто  огненный  шар,  ослепив, разорвался в небе. Сверху ударило жарким  воздухом,  бросило  Новикова  на землю. Снаряд лопнул, задев о ствол сосны.

    "Разобьет орудия", - беспокойно подумал Новиков  и  сейчас  же  услышал стонущий голос Ремешкова:

    - Ударило... по голове ударило... товарищ капитан. Всего ударило!

    - Э, черт! - с досадой сказал Новиков, подымаясь. - Ранило, что ли? Где вы тут... ползаете?

    В бледном отблеске  расцвеченного 

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту