Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

2

всем, она была недоступной для него. В первые дни пребывания нового санинструктора в батарее был он с ней нестеснителен, полунасмешлив, иногда в присутствии ее не сдерживался в сильных выражениях - не божий одуванчик, не то видела! После, лежа один в своей землянке, он, мучаясь, вспоминал то чувство, какое испытывал, когда ругался,  словно  не замечая ее, и не находил успокоения. Его стесняла, ему мешала эта  женщина в батарее. Но одновременно, даже не  видя  ее,  он  все  время  ощущал  ее присутствие  и  не  мог  объяснить    себе    то    внезапное    неприязненное раздражение, которое она своей смелостью, своим голосом вызывала в нем.

    Выйдя из землянки, Новиков один постоял в холодной осенней тьме.  Мысль о том, что он грубо обидел сейчас солдат, обидел тогда, когда от  расчетов его батареи осталось  двадцать  человек,  когда  он  должен  быть  добрей, ласковее с людьми, угнетала его.

    Ветер гудел в ушах, и в тяжком скрипе сосен  слышался  Новикову  пьяный гул голосов; и оттого, что в землянке бездумно пили спирт и смеялись,  как бы забыв о тех, кого похоронили вчера, Новиков испытывал знакомое  чувство тоски.

    Ощупью нашел пенек - видел его еще днем, - сел, до боли потер  небритые щеки, посмотрел в потемки, туда, где за  высотой,  в  полутора  километрах отсюда, на западной окраине Касно, стояли два орудия  младшего  лейтенанта Алешина - второй в батарее взвод, который он, Новиков, особенно берег. Там не взлетали ракеты.

    - Я пошла! - раздался женский голос в нескольких шагах от Новикова.

    Из землянки вырвался, стих шум голосов. Желтая полоса  света  легла  на кусты, легкие шаги послышались в четырех метрах от Новикова, и по  голосу, по смутному очертанию фигуры он узнал Лену.  Она  остановилась  возле,  не видя Новикова, долго глядела на прижатые к горам близкие вспышки  ракет  - среди шумящих деревьев появлялось ее бледное лицо с непонятно  решительным выражением. Сквозь гудение сосен глухо хлопнула дверь, из землянки выбежал лейтенант  Овчинников  в  распахнутой  телогрейке,    окликнул    сипловатым голосом:

    - Ты куда ж, Леночка?.. Постой!

    - Я стою. Ну а вы зачем? - спросила она негромко. - Я и сама дойду!

    Он подошел к ней, проговорил требовательно:

    - Куда?

    - К разведчикам. Они здесь недалеко, - ответила она  насмешливо.  -  Не привыкла я к вашей батарее. Непохожи вы на разведчиков, лейтенант...

    Овчинников придвинулся к ней, сказал тяжелым голосом:

    - Непохожи? Хочешь, я ради тебя вон там под  пули  встану?  Хочешь?  Не знаешь ты еще!..

    - Ну, этого не надо! - Она засмеялась. - Глупость это!

    Тогда он сказал с отчаянием:

    - Так, да? Все равно не отпущу! Ты наших не знаешь!

    Он приблизился к ней вплотную, они будто слились, и тотчас Лена сказала презрительно, протяжно, устало, переходя на "ты":

    - Уйди-и, не справишься ты со мной... Губы у тебя мокрые, лейтенант...

    Она оттолкнула его, пошла прочь, а он, сделав шаг назад, позвал громко: "Леночка, постой!" - и кинулся следом за ней. В его сбившемся  дыхании,  в коротком  неуверенном  крике  было  что-то  неприятно  молящее,  унижающее мужское достоинство, и  Новиков  поморщился.  Он  встал,  пошел  к  своему блиндажу.

    Блиндаж был полуосвещен сонным,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту