Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

1

    "Смеется каким-то  жемчужным  смехом,  -  не  без  раздражения  подумал Новиков. - Она пьяна или хочет понравиться лейтенанту  Овчинникову.  Зачем ей это?" И,  стараясь  еще  более  возбудить  в  себе  неприязнь  к  этому легкомысленному смеху, он быстро взглянул на нее,  потом  на  Овчинникова, спросил:

    - Что у вас тут? Свадьба?..

    Он произнес это, должно быть, грубо - все замолчали. Лена вопросительно перевела на него взгляд и вдруг легко и гибко спрыгнула с  нар,  взяла  со стола чей-то стакан, подошла к Новикову, блестя яркими, чуть прищуренными, улыбающимися глазами.

    - Да, именно, - сказала, откидывая: голову, - здесь свадьба. Поздравьте меня и Овчинникова. Лейтенант Овчинников! - приказала она. -  Дайте  водки капитану!

    "Что это с ней?" Она не была пьяна, кажется (а вообще не  поймешь!),  и дерзко глядела на него снизу вверх, - тонкая нежная шея окаймлена воротом, узкие плечи,  крепкая  маленькая  грудь  обтянута  суконной  гимнастеркой, сжатой в талии широким ремнем.

    Не раз ловил себя Новиков на том, что его непривычно смущала постоянная вызывающая смелость санинструктора, - он почувствовал,  что  покраснел  на виду мгновенно притихших солдат, и, разозленный  на  себя  за  это,  резко сказал:

    - Вы всегда неудачно шутите, товарищ санинструктор! - И, повернувшись к лейтенанту Овчинникову, договорил тоном приказа: - Прекратить! Что это  за веселье? С какой радости? Всем отдыхать!

    Лейтенант  Овчинников,  самолюбиво  сузив  светло  трезвые    глаза    на недопитый стакан, спросил:

    - За что вы, товарищ капитан? Мой день рождения. Не признаете? Двадцать шесть стукнуло. Лягалов, налей комбату! Ломанем, товарищ  капитан?..  Чтоб пыль на всю Европу, а?

    Замковый Лягалов, солдат  пожилой,  некрасивый,  низкорослый,  обросший золотистой щетинкой на худых щеках, помигал конфузливо на Овчинникова,  на комбата, неуверенно налил из фляги полную кружку, протянул Новикову:

    - Товарищ капитан, не побрезгуйте, стадо быть... Чистая-а!

    Считался Лягалов непьющим, и то, что он пил сейчас и протягивал кружку, вконец испортило настроение Новикову. Он оттолкнул  руку  Лягалова,  криво усмехнулся:

    - Поздравляю. - И, ссутулившись, шагнул к двери.

    Уже на  пороге  услышал  позади  себя  неловкую  тишину,  и  стало  ему неприятно  оттого,  что  он  только  что  внес  в  землянку,  к    солдатам Овчинникова, которых любил, холод и раздражение. Он знал,  что  Лена  была развращена постоянным мужским вниманием, - это, разумеется, было связано с ее прошлой службой в полковой разведке. Она пришла в  батарею  месяца  два назад после непонятной истории  в  полку,  о  которой  всезнающие  штабные писаря вынуждены были молчать. Ходили слухи: она набила морду  и  едва  не застрелила адъютанта командира полка. Однако  Новиков  мало  верил  этому. Походили на  правду  иные  слухи:  говорили  о  ее  особенной  близости  с разведчиками. И Новиков, видя ее  маленькую  точеную  фигуру,  ее  порочно аккуратную грудь, обрисованную гимнастеркой, лучисто-теплый свет ее  глаз, когда она улыбалась, часто слыша ее смех, который тоже был  как  бы  тайно порочен, испытывал болезненные  приступы  раздражительности.  Оттого,  что она, казалось, была доступна

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту