Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

263

уютных квартир, с чистотой  удобных  постелей,  с кафельными ваннами, душистым  мылом,  бритвенными  приборами,  скоростными лифтами, настольной  лампой,  любимыми  книгами,  подумал,  что  скоро  он вернется туда, - и,  замерзая,  улыбаясь,  вздрагивая  в  сумраке  холода, почувствовал себя неограниченно и радостно свободным человеком оттого, что имеет  право  на  возвращение,  но  вот  лежит  возле  костра,  на  берегу затерянной под звездами Умотки, занесенный любопытством к родившим его  на свет местам на самый край земли. Что это было? Непередаваемое  наслаждение минутами реальности, соединившей его с извечным  миром  тайны,  красоты  и страдания, и возможностью вернуться  в  чистоту,  устроенность  городского комфорта, ставшего необходимостью?

    ...Матвей Лукич поднялся и начал возиться около костра, двигать  лесины в огне, терпковато понесло дымком, затрещало сильнее,  взметнулись  искры, полетели  красноватой  пылью  мимо  темных  лап  елей  к    черному    небу, заполненному повсюду накаленным сверканьем,  и  он  услышал,  как  студент заворочался на лапнике, вздыхая, забормотал:

    - Как  хорошо-то,  господи,  как  хорошо-то!..  -  И,  садясь,  спросил восторженно: - Неужели вы один на Амикан-дедушку ходили? И  как  же?  Была удача вам?

    - На мишу-то? - кашляя от дыма, сплевывая, ответил Матвей Лукич и снова подправил горевшие лесины в костре. - Ходил на зверя.  Две  пары  кальсон, однако, и корзину для белья взять надо. На мишу-то.

    Никитин лежал и слушал их голоса.

    - Вы шутите? Это так опасно? - сказал студент.

    - Мишу нельзя просто взять. Промахнулся или ранил его - он тя достанет. Пуля жиганет его насквозь, обожжет нутро, а он  -  живой.  Если  в  голову стрелил, пуля отскочит, как от железа, иль соскользнет. Черепок-то у  него - бетон. А раненый -  свирепеет  -  и  тут  нагонит;  скорость  у  него  - курьерский поезд. Под левую лопатку его брать  надо.  И  с  собаками.  Без собак не ходи. Два друга не надо за одну собаку. Собака тут - вернее  двух другов.

    - А если он... Так ведь за дерево спрятаться можно.

    - Можно, да не нужно. -  Матвей  Лукич  засмеялся,  продолжая  ворошить оживавший костер. - Раком попятился за дерево иль бросился наубег - он  тя одной лапой из-за дерева загребет - и скальпу снимет. Когда первый раз  ты стрелил и не завалил Амика, стой и не  пяться,  хоть  ноги  ходуном,  хоть обделался. Он сразу видит: страх в тебе - и бурей на тебя  попрет,  потому мщение в нем, как ни в каком другом звере.

    - А собаки?.. Вы сказали, Матвей Лукич, они берлогу находят?

    - Берлог по порошке находят. Порошка выпала, тогда видно, как  пар  над берлог идет. Сентябрь месяц зверь жир набирает, ягоду и орехи жрет, берлог готовит и к зиме в заду пробку делает. Для того сначала воду пьет и  глину ест. Желудок чистит. А посля, как жир нагуляет, пробку  из  глины  внутрях делает. Чтоб никакая мурашка-букарашка в желудок не  залезла,  когда  спит зверь.

    - Как удивительно это!

    - А собаки берлог нашли - и начинают облаивать. Надо тут, как облаивать начали, стяжок готовить и прутик.

    - Зачем? Какой стяжок?

    - Стяжок, говорю. Ну вот  в  костре  лесину  видишь?  Такой  толщины  в обхват... А прутик - как раз в обхват

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту