Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

228

огней  к  стоянке, опять  мельком  посмотрела  в  зеркальце,  -  и  тут  Никитину    почему-то померещилось, что он ощутил, как сблизилось  и  разъединилось  бесконечным пространством время, отдалив  на  целую  жизнь  (его  и  ее)  лучшие  годы молодости.

    "Мог ли я, молодой, наивный, решительный, додумать в те невероятные дни после Берлина,  что  через  много  лет,  через  бездну  двух  с  половиной десятилетий она, та милая Эмма, робко вошедшая в  мансарду  с  подносиком, будет сидеть за рулем машины, говорить вот эти слова, искать моего взгляда в зеркальце,  а  я  буду  искать  в  себе  то,  что  беспощадно  стиралось временем?"

    Позади главная улица Сан-Паули  пылала  огнями  баров,  ночных  клубов, огромными вывесками  кинотеатров,  с  буйным  безумием  веселья  бежали  в беззвездном небе над крышами  огненные  конвейеры,  вращались  раскаленные туманности, горизонтально и  вкось  скакали  над  металлическими  заторами машин, пульсировали пунктиры реклам, смешанные извержения неона обнаженным светом изливались на тротуары, везде кишевшие черными толпами, а за  углом центральной улицы, куда от  стоянки  повел  их  Дицман,  было  захолустно, полутемно, гулко звучали шаги прохожих, тускловато горели  редкие  фонари. Потом кинулась в глаза отдельная,  очень  яркая  лампочка  сбоку  железных ворот, в проем которых входили мужчины,  возникая  из  темноты,  и  здесь, возле ворот, Дицман с загадочным лукавством понюхал незажженную  сигарету, объяснил, снизив голос:

    - За воротами - улица  женщин,  их  квартиры.  Одна  особенность  этого места: женщина не имеет права первая пригласить вас к  себе,  как  обычная проститутка, право выбора только за мужчиной. Вы увидите - они сидят,  как в витрине. Церемония следующая: если вам  понравится  девочка,  вы  должны постучать в окно и договориться о цене и о всем другом...

    - Пожалуй, вы думаете, господин Дицман... - заговорил  Самсонов,  вынул носовой платок и так трубно высморкался, что  запрыгали  очки,  побагровел лоб. -  Пожалуй,  вы  думаете,  что  для  нас  какой-либо  особый  интерес представляет гамбургская проститутка?  -  договорил  он  сердито,  обтирая крупный свой нос. - Для какой цели еще это?

    - Что? Я крайне удивлен! Не воспитывались же вы в Ватикане! -  вскричал Дицман и засмеялся. - Вы же - мужчина! К тому же  реалист.  Вы  не  хотите познать капиталистический мир вблизи?

    - Женщинам и  юношам  до  восемнадцати  лет  вход  воспрещен,  -  вслух прочитал Никитин объявление, подсвеченное сверху лампочкой, и  добавил:  - Заинтриговали,  господин  Дицман.  Это  любопытно.  Я  не  возражаю.  Даже наоборот - очень хочу посмотреть на капиталистический мир вблизи.

    Он сказал это Дицману почти  легкомысленно,  при  этом  даже  подмигнул Самсонову,  но  тот,  замученно  глянув  на  него  (как  прошлой  ночью  в гостинице), молча завел руки за спину, оттопырив живот под широким плащом, лицо брезгливо вздулось, стало нелепым, смешным от  этой  брезгливости,  и Дицман вздернул плечи, сверкнув хорошими зубами.

    -    Вы    чем-то    встревожены,    господин    Самсонов?    Страдает    ваша нравственность?

    - Должен вам сказать, что я не испытываю  большого  восторга,  господин Дицман!

    -

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту