Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

18

головы, напряженные шеи, гибкие руки в застенчивом  движении  ложного  целомудрия, зрелые женщины и совсем девочки  с  невинно  потупленными  глазами,  будто защищающие  свою  вдруг  открытую  наготу  томной  полуулыбкой.  Это  было какое-то перемешанное обилие  женской  плоти,  обнаженная  тайна  напоказ, разъедающий  толчок  смещенного  воображения,    ядовито    и    искусственно создавшего сцены в нарочитом по  своему  бесстыдству  уличном  театре  для заходивших сюда любителей эротического забвения.

    В этот час Реепербан был по-дневному немноголюден,  еще  не  зажигались ночные огни, не светились рекламы,  еще  не  работали  ночные  кабаре,  не открывались  дансинги,  еще  не  было  вечернего  оживления,    какое    мог представить Никитин  по  хаосу  зазывных  вывесок  клубов,  кинотеатров  и стриптизов, но что-то работало уже в недрах улицы, с усталой механичностью начинало  или  продолжало  ночную  жизнь,  темно  шевелилось  за    стенами небольших отелей, за витринами баров,  во  дворах  и  подъездах  домов.  И деятельного вида, атлетического  сложения  швейцары  в  форменных  пальто, непроспанно зевая,  расхаживали  у  закрытых  дверей,  порой  отбегали  на середину  тротуара,  наперерез  прохожим,  с    нагловатой    решительностью преграждали дорогу, вывертом  показывая  в  ладонях  фотографии,  какие-то билеты, выкрикивая хрипловатой скороговоркой:

    - Новое порно! Вход  три  марки!..  Три  марки  для  информации!  Очень дешево!..

    - Пять марок  за  пятнадцать  минут!  Молодая  шведка...  Две  красивые мулатки, которые хорошо понимают друг друга!.. Шведский секс!  Французский вариант!..

    Здесь, подобно теням, появлялись на тротуарах  бесцветные,  бледноликие молодые  люди  с  торговыми  плоскими  глазами,  в    узконосых    ботинках, скользящими телодвижениями выступали из подъездов,  возникали  из  глубины улочек, вполголоса предлагая зайти куда-то. В  то  же  время  благообразно седые, одетые в черное мужчины  беспощадно  ловящими  взглядами  сутенеров следили издали за работой  молодых  людей,  зорко  проглядывали  улицу.  А везде, под  окнами,  возле  подъездов  и  около  дверей  баров,  поигрывая раскрытыми  зонтиками,  стояли  проститутки,  немолодые,  потрепанные,  до неумеренной яркости накрашенные, и  рядом  -  молоденькие,  в  мини-юбках, повесив сумочки на руку, независимо курили, подрагивали ногами, обтянутыми сапожками.

    На этой улице оба не останавливались, шли,  не  отвечая  на  оклики,  и теперь точно продирались через  расставленную  впереди  колючую  проволоку неотступно и секретно шепчущих бескровных молодых людей, держащих открытки в рукавах, сквозь как бы с угрозой наведенные взгляды солидных  сутенеров, сквозь неуловимо сопровождавшее  внимание  дневных  проституток,  пожилых, тяжелых,  матеро-опытных,  и  этих  юных,  внешне  ангельски    чистеньких, беловолосых, раскрывающих навстречу  словно  впервые  подведенные  синевой веки школьниц. И Никитин, чувствуя это окружение унизительной  оголенности намерений, кем-то узаконенных, обыденных в своей простоте,  подумал,  что, видимо, здесь знали все, что можно  знать  в  темной  бездне  человеческой похоти, где заранее подробно были выучены роли, жесты, слова, позы,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту