Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

224

мы не знаем всей правды о вашем коммунизме! Не так ли?

    - Как раз в заключение, господин Дицман, вы упростили мою мысль.

    - О, нет, нет, я все отлично понимаю, господин Никитин, все  нюансы,  и чистосердечно благодарю вас.  И  вас,  господа,  за  долгое  и  терпеливое внимание! До свидания, господа!..

          3

    Мелькая остроносыми ботинками, господин Дицман,  в  распахнутом  плаще, веселый, возбужденный, последним сбежал по лестнице дискуссионного  клуба, быстро оторвался от  группы  людей,  задержавших  его  у  выхода,  легкой, танцующей походкой довольного собой человека  подошел  к  Никитину,  тесно окруженному подле машины молодыми людьми,  по  всей  видимости,  жаждущими получить  автограф  русского  писателя.  Ему  с    разных    сторон    совали отпечатанные программки дискуссии, протягивали через головы  купленные  на этом вечере его книги, тыкали  в  руки  какие-то  листочки  бумаги,  а  он машинально, вроде бы бессознательно, вскользь отвечал на  вопросы,  черкал свою фамилию, несколько раздерганный перебивающими друг друга  голосами  и вместе с тем готовый рассмеяться, видел, как Лота Титтель, изогнув  тонкий стан под прозрачным плащиком, по-крестьянски уперев кулачок в бок, кричала на растерянного бородатого журналиста, державшего блокнотик перед грудью:

    - Ваша "Бильд" - дерьмо! И ваши вопросы -  дерьмо!  И  ваш  Шпрингер  - дерьмо! Вы всегда пишете то, что взбредет в  вашу  свинячью  голову!  Ваша газета написала обо мне, что я сплю  голая  среди  кошек!  Откуда  вы  это взяли? Я ненавижу кошек! Вы слышали ответы господина Никитина -  и  пишите то, что слышали! Пусть знают присутствующие здесь господа, что ваша газета не годится даже на пипифакс! Вот что я вам скажу!

    - Прелестная госпожа Лота устроила скандал  журналистам!  -  воскликнул Дицман. - Отличный заголовок в завтрашних газетах!

    Пожилые  немцы,  столпившиеся  вокруг  своих  машин,    с    почтительной серьезностью, с любопытством  оборачивались  к  знаменитой  Лоте  Титтель, которая под молниями блицев, воинственно подбоченясь, грубовато отчитывала замолкшего журналиста; и здесь же, в толпе, добродушно  почесывал  лысину, посмеивался  рассыпчатым  смешком  господин  Вебер,  поглядывая  на    жену маленькими влюбленными глазками, а госпожа Герберт, уже  торопливо  открыв ключиком дверцу "мерседеса", почти нежно  улыбнулась  Никитину.  "Господа, вам пора отпустить русского писателя", - и ласково повела его, потянула  к машине со словами:

    - Пока Лота воюет с бульварной прессой, нам надо сесть. Где  ваш  друг? Господин Самсонов! - окликнула она, все так же улыбаясь. -  Вы  поедете  в моей машине или с господином Вебером?

    - Я прошу извинения, - отозвался господин  Вебер  и,  наклоняя  гладкую лысину, приложился к кисти госпожи Герберт, затем потискал руку  Никитина. - Мне нужно прийти в себя от вашей большой говорильни. Вы обрушили на меня кучу умных слов, я должен их переварить  и  отказываюсь  от  ужина.  Иначе заработаю диспепсию. Но Лота - я уверен! - поедет с вами. Не в  ее  натуре быстро успокоиться, нет, нет! Господин Самсонов, господин Дицман, я с вами тоже прощаюсь...

    Наконец, когда  после  некоторой  суеты  расселись  в  машине,  а  Лота Титтель,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту