Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

221

думали и до нас. Я уверен, что если бы люди  завтра  открыли  все  законы  мира,  а значит, и человеческой души, то движение истории прекратилось  бы.  Нечего было бы познавать. Все найдено, раскрыто,  все  понято  -  проблемы  жизни человечества исчерпаны до дна. Все  веры,  все  философии,  все  искусство сразу бы умерли за  своей  ненужностью.  Человечество  закончило  бы  свой запрограммированный путь познания. И началось бы нечто абсолютно новое,  с нуля. К нашей жизни это не имело бы никакого отношения. В  кибернетическую машину земли вселенная вложила бы новые параметры. Вот почему мы не  знаем всей правды. Вас удовлетворил мой ответ?

    - Господин Никитин! Вы говорили сейчас не как писатель, а как  философ, я приятно удивлен, но я хочу только уточнить вашу  мысль.  Самой  природой запрограммировано движение человечества к главной истине? По  оживлению  в зале я чувствую, что вы заинтриговали не только меня,  но  и  аудиторию... Что же такое тогда человек? Орудие познания? Или случайность? Шестеренка в механизме мировых законов?

    - Не удивляйтесь приятно, господин Дицман.  Я  не  претендую  на  лавры философа, я не так  уж  самоуверен.  Просто  после  сорока  лет  начинаешь задумываться над  некоторыми  вещами,  которые  в  тридцать  лет  казались простыми, как апельсин. Человек  на  земле  -  не  случайность.  Это,  как известно,  частица  природы,  познающая  саму  себя.  Прекрасная  формула, правда?

    - Чья-то цитата? Гегель? Карл Маркс?

    - Нет, Фридрих Энгельс. Частица - человек, познающая целое  -  природу, то есть это познание, последовательно ведущее к дверям тайн и  законов  на пути к главной истине, которая  ограничивает  бесконечность  и  постепенно открывает замочки  на  дверях  в  длиннейшем  коридоре.  Поэтому  лично  я убежден, что открытие огня, силы пара, электричества,  атомной  энергии  - это не  случайное  познание,  а  по  методу  последовательных  приближений подсказанное природой в определенный отрезок времени. Это вехи, отмечающие пройденный человеческий путь. Как и наша дискуссия,  впрочем.  Десять  лет назад мы не могли бы так разговаривать, господин Дицман. Это тоже веха.

    - Капитализм, по вашей теории,  тоже  роковое  познание?  Или,  как  вы сказали, приоткрывшаяся дверца?

    - Да. С привкусом горечи.

    - А социализм?

    - Познание с ожиданием радости. Освобождение из плена страха.  Познание истинной свободы.

    - Ожидание радости?  Предположим  так.  Но  в  вашей  теории,  господин Никитин, есть  некий  фатализм,  а  фатализм  ничего  общего  не  имеет  с марксизмом. Вы ведь марксист, и вы верите в  пролетарскую  революцию  и  в диктатуру пролетариата. Разве это не является для вас главной истиной?

    - Никакого фатализма. Я  уточняю,  господин  Дицман.  Социализм  -  это постижение наивысшей свободы человеком.

    - Но свобода  одного  всегда  ограничена  свободой  другого.  Наивысшей свободы быть не может. Не так ли?

    - Так. Это нравственное ограничение, которое рождает уважение  человека к человеку.

    - Я очень хотел бы услышать ваш ответ на предыдущий вопрос относительно главной истины. Где она - в политике или вне политики?

    - Уважаемый господин Дицман! Вы  с  непонятной  настойчивостью  задаете

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту