Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

218

альтернатива.

    - Это как же?  Примитивно  говоря,  ну...  элемент  физический,  вполне понятная истина: любовь мужчины к женщине, и наоборот. Если же говорить  о природной физической любви, то какую разъединенность и какую  альтернативу полов вы имеете в виду?

    - Господин Никитин, вы серьезный человек и постарайтесь меня понять  не с точки зрения социалистической, а с точки зрения западной морали.  Любовь в современном мире лишена ложных предрассудков, и  свободной  цивилизацией опрокинуты ложные сигналы "стоп", эти, пожалуй, архаичные запреты, которые сковывали свободу человеческих чувств между ним и ею, или... между  ним  и ним, или ею и ею... Каждый свободен в выборе партнера.

    - Плохо понимаю. Вы говорите о гомосексуализме, что ли?  Об  извращении любви? Так я ведь реалист, я  поклоняюсь  истине.  И  я  терпеть  не  могу искаженный мир в кривом зеркале комнаты смеха где-нибудь в Луна-парке.

    - Не смейтесь, господин Никитин. Никто не знает, что в любви извращение и что не извращение, каждый предпочитает прислушиваться  к  голосу  своего сердца. Больше всего извращений бывает  в  политике,  ужасных  извращений, которые убивают свободу человека.

    - У вас, конечно, есть жена, дети, господин Дицман.

    - К счастью, я не женат.

    - Жаль. Тогда я не смогу привести нескромный пример, который вертится у меня в голове.

    - Господин Никитин! Вы ничем не удивите нас, никаким примером, мы живем в эпоху сексуального взрыва, когда сорваны  все  покровы  с  человеческого тела и существует полная свобода выбора для задавленных прежде комплексов.

    - Да, я имел удовольствие видеть взрыв комплексов на экране и на  сцене в некоторых городах мира и у вас.

    - О, прекрасно! И это было вам интересно, как реалисту?

    - Думаю, реалисты не должны закрывать глаза на то, что есть. Знать надо все. Тем более что у нас в России,  слава  богу,  не  показывают  аномалии любви со сцены.

    - Момент, господин Никитин. У русских нет подавленных комплексов и, как вы сказали, аномалий любви? Вы утверждаете? Вы в этом уверены?

    - Нет, не утверждаю. И это дело клиники. Но  я  не  то  хотел  сказать, господин Дицман,  и  пусть  простят  меня  женщины,  сидящие  в  зале,  за вынужденный аргумент... Представьте свою несуществующую дочь,  прекрасное, юное существо, которое может в простой  и  тайной,  как  вселенная,  любви принести миру не менее  прекрасное  существо,  однако  склонна  любить  не парня, а девушку, - вы закрыли бы глаза на эту неестественность,  спокойно говорили бы о свободе выбора?

    - Лично я не сказал бы ей ни слова. Пусть поступает так, как хочет.  Не я, а она выбирает предмет любви.

    - Не есть ли это антиистина, насилие над природой и истиной?

    - Нисколько. В этом я вижу свободное  проявление  индивидуального  "я", свободу личности.

    - Тогда у меня нет доказательств. Проблема исчерпана.

    - Я вмешаюсь, господа мужчины,  с  разрешения  председателя!  Это  надо сказать!

    - Ради бога, госпожа Титтель, пожалуйста, один ваш голос -  наслаждение для всех!

    - Петь я не собираюсь... А вот в любви все решает дело вкуса и  нелепых наклонностей, так я думаю. Женщина, бесспорно, нежнее,  но  я  предпочитаю неотесанного  мужчину  со  всеми  его

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту