Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

216

зрения... Революция? Классовая борьба? В чем ее последняя суть? Опять цель - холодильники для всех.

    -  Революция  -    это    отрицание    безнравственности    и    утверждение нравственности, то есть вера в человека и борьба, и, конечно, совесть, как руководство к действию. А вы сами сказали, что веры и  идеалов  на  Западе нет. Я думаю, что вера - это эмоциональное отношение к надежде  и  истине. Если ее нет, выхода не вижу...

    - Пока выхода нет, господин Никитин... за исключением одного паллиатива - соединить христианство с марксизмом.  Я  неверующий  и  в  очистительных мессий не верю. Я  верю  только  в  этот  странный  симбиоз  -  выход  для большинства анонимных обывателей. Пусть хоть во что-то верят.

    - Вы в этом убеждены? Как же это сделать? Соединить несоединимое?  Ведь Иисус Христос своей проповедью бездействия, как давно известно,  разрушает человеческую энергию...

    - Энергию? Энергию? Вы не договорили фразу: поэтому его и распяли... Вы хотели это сказать, господин Никитин?

    - Нет, думаю, его распяли потому, что надеялись - придет второй мессия, который удовлетворит исключительно всех. Но такого не бывает.

    - У вас в стране не запрещено говорить таким образом?

    - Как видите,  я  говорю.  Но...  простите,  непонятна  причина  вашего недоумения. Почему, собственно, в вашей стране это должно быть запрещено?

    - Я удивляюсь потому, что у вас много лет  был  культ  личности.  Иисус Христос - тоже культ личности. Как и культ Сталина. Он тоже у вас был  как бы сыном божьим. Вы молились на него.

    - Послушайте, господин Дицман, позвольте мне, наконец, задать вам очень откровенный и, может быть,  грубоватый  вопрос.  Я  долго  слушал  вас,  и разрешите все-таки вас перебить.

    - Конечно, господин Самсонов! Вы действительно долго  молчали,  и  я  с удовольствием готов ответить на любой ваш вопрос.

    - Не уверен, что мой вопрос доставит вам удовольствие, господин Дицман. И все-таки, какое вам, откровенно говоря, дело до нашего культа  личности? Именно вам? И западным немцам?

    - Я не хочу вмешиваться в ваши  дела,  однако  вы,  господин  Самсонов, находитесь в западной стране, где достаточно грязи и пороков,  но  где  вы можете делать и говорить все, что  хотите,  -  до  определенных  пределов, разумеется. Вы не отрицаете наши  относительные  свободы?  Я  подчеркиваю: относительные...

    - Хм! Парадокс! Тогда почему у  вас  травили  коммунистов  и  запрещали компартию?

    - Это одна из глупостей, которая возмущала и  меня.  Ни  коммунизм,  ни нацизм  не  угрожают  Западной  Германии.  Для  немцев  достаточно  одного коммунизма - в Восточной Германии. Это визитная карточка соседей, и она не всем нравится.

    - Чем же она вам не нравится? Тем, что там другая система, которая  вам не нравится?

    - Тем, что мы живем в некотором смысле лучше, чем восточные немцы.

    - А не возможно ли, что они рано или поздно будут жить во всех  смыслах лучше вас? Что вы скажете в таком случае?

    - Сейчас люди живут  одним  днем,  господин  Самсонов.  Однако  я  хочу спросить  господина  Никитина.  Вы  тоже  отрицаете,  что    находитесь    в демократической стране?

    - Вы только что сами высказали сомнение  относительно  свобод  в  вашей стране.

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту