Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

215

    - Да, прекрасные магазины, судя по витринам.

    - Господин Никитин, я буду откровенен, я раскрою перед  вами  карты  во имя истины. Западная Германия после войны  уже  как  свинья  зажралась,  и мозги ее все больше заплывают жиром. Обыватели живут в одурманивающем мире товаров и превращаются в бездушные машины потребления. Разрешите  взять  у вас одну сигарету? Я бросил курить,  но  до  сих  пор  мне  приятен  запах табака.

    - Пожалуйста.

    - Благодарю вас. Я с удовольствием понюхаю сигарету. Итак, дело в  том, господин Никитин, что современные западные немцы слишком  много  думают  о новых моделях "мерседеса", о холодильниках и уютных загородных домиках,  и у среднего немца исчезает или  уже  нет  ни  высокой  духовной  жизни,  ни духовной веры... Прагматизм подчиняет все.  Истоки  и  модель  -  Америка. Боюсь, господин Никитин, что  через  несколько  лет  Советский  Союз  тоже зажрется,  и  у  вас  тоже  исчезнет  духовная  жизнь:  машина,  квартира, загородный коттедж,  холодильник  станут  богами,  как  на  Западе.  И  вы постепенно забудете сороковые годы, войну, страдания...

    - Вряд ли. Хотя знаю, что нас тоже ждет испытание миром вещей.

    - И испытание верой.

    - Что вы называете верой, господин Дицман?

    - Ваша вера - коммунистический оптимизм. Вы практики, вы материалисты и идеалисты одновременно, вы еще хотите говорить о человеке, о неких идеалах и смысле жизни, хотя исповедуете древние догмы. А на  послевоенном  Западе этой веры в  идеалы  нет,  все  изверились  в  евангелическом  добре  и  в человеке, старые боги-добродетели умерли, их нет, и нет,  к  примеру,  уже понятия  прежней  семьи,  любви,  брака.  На  чем,    по-вашему,    держится современный мир?

    - На ожидании и надежде, как я представляю.

    - О, понимаю! Русские мечтают  держаться  на  двух  китах  -  всеобщего равенства и ожидания стереотипных, равных благ для каждого, в то время как западный мир  продолжает  держаться  на  трех  китах  -  спорте,  сексе  и телевизоре. И есть еще один мерзкий китенок - политика. Хочу заметить, что этот китенок плавает и на Востоке.

    - Только два уточнения, господин Дицман. Во-первых, без  этого  китенка невозможно  было  существовать  ни  одному  исторически    известному    нам обществу;  во-вторых,  не    всеобщее    костюмное    равенство    безымянных, одинаковых  песчинок,  а  -  я  говорю  прописные  истины  -  равенство  в распределении материальных благ. Думаю, что посредственность,  способность и талант всегда будут отличаться друг от друга, если говорить  о  науке  и искусстве.

    -  Вы,  разумеется,  против  одинаковых  песчинок?..    Но    большинство человечества - анонимные муравьи, господин Никитин.

    - Это унылый тезис, господин Дицман, по-моему. Я за  то,  чтобы  каждый прошел через обряд крещения и имел свое, собственное имя. В конце  концов, этот обряд можно назвать самосознанием.

    - Вы романтик, что незаметно по вашим книгам. Не согласитесь ли вы, что большинство людей не знают, чего они хотят. Бифштексы? Машины? Телевизоры? В этом истина? В этом конечная цель? Нет, люди сами для себя -  инкогнито. Как сделать, чтобы они поверили в самих себя? Революция?  Вы,  несомненно, стоите на этой марксистской точке

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту